Товарищ, верфь — взойдет она


Игорь Сечин. Источник: expert.ru
Источник: expert.ru

Как Игорь Сечин с Владимиром Путиным поднимали судостроение на «Звезде»

В четверг президент России Владимир Путин прилетел на «Звезду», судостроительный комплекс, который осваивает консорциум во главе с компанией «Роснефть», и участвовал в презентации первых производственных объектов будущей грандиозной верфи. О том, как тучи над новым комплексом были разведены руками,- специальный корреспондент «Ъ» Андрей Колесников.

Было совершенно не ясно, приедет Владимир Путин на строящийся судостроительный комплекс «Звезда» или нет. Дело в том, что эта владивостокская погода который день уже производит сильное впечатление на людей, особенно приезжих и особенно впечатлительных (то есть, разумеется, и на Владимира Путина). Ливень продолжается уже несколько дней безостановочно, а ветер превращает его в апокалипсическое, можно сказать, явление. И главное, все это, как говорится, не просыхая. Поэтому уверенности, что президент прилетит на строящуюся верфь «Звезды» в 110 км от Владивостока, не было никакой. Была скорее уверенность, что не прилетит, поэтому на острове Русский, где вот-вот грянет наконец Восточный экономический форум, предусмотрели презентацию первых производственных объектов этой верфи.

Но в конце концов было принято-таки решение, что мероприятие состоится на самом судостроительном комплексе, причем почти что при любой погоде.

Дорога до него на машине занимает больше двух часов. В какой-то момент то, по чему ты едешь, дорогой честный человек уже не назовет. Впрочем, эти устрашающие колдобины живут в полной гармонии с городом Большой Камень, который, в свою очередь, живет в полной гармонии со своим названием. Все здесь, кроме голого камня, кажется лишним, временным, и такое впечатление, что вот прямо сейчас, на твоих глазах придет в окончательную негодность и рухнет: все эти аварийные девяти- и пятиэтажки, бесконечные ларьки, гаражи, закутывающие и саму жизнь то в этом городе в какую-то безвылазную и безвыходную паутину…

Все это тут какое-то наносное… и, в общем, такое же, как везде.

Впрочем, очень много иномарок, естественно, с правым рулем… Они стоят на косогорах, по краям бесчисленных болотец или в самих болотцах…

А вот что есть, то есть: деревьев много. И то и дело встречаешь на них умело прибитые фанерки с рекламным содержанием: «Виагра. Тел…», «Памятники, оградки, тел…»

И в общем, посреди этого разрушенного войной хозяйства — а воюет тут человек сам с собой, со своим достоинством и уважением к себе — возникает вдруг новая верфь и цеха компании «Роснефть». Понять то, что ты вдруг видишь, нельзя, можно только поверить. Так же, как на первый взгляд нельзя понять, зачем этой компании нужно предприятие, которое занималось в основном ремонтом атомных подводных лодок. То есть амбиции руководства «Роснефти» в этом смысле, конечно, понятны и для посвященных легко объяснимы… А так — не очень…

Тут и сейчас имеется несколько, как говорят уклончиво в компании, сигарообразных объектов. Их просто убрали с посторонних глаз долой на время глобальной презентации. А на самое видное место поставили новый танкер ледового класса ARC 4 «Сахалин». Рядом с ним с утра стоит стенд, на котором исчерпывающая информация о судне. Во-первых, оно «имеет второе дно», что всегда полезно. Во-вторых, «возможна доставка и выдача четырех видов топлива и масел одним рейсом и одновременная выдача их без ограничений по температуре вспышки», а вы же понимаете, что это значит.

Без него, «Сахалина», длинного, ярко-оранжевого и во всех отношениях, видимо, такого совершенного, было бы как-то неспокойно на душе, и прежде всего главе «Роснефти» Игорю Сечину.

Кроме того, тут огромный цех, блок корпусных производств, а также заложен плавучий док…

И вот сюда, к этому стенду, должен подойти Владимир Путин. Без стенда и танкер был бы ведь не полон.

Но сначала Владимир Путин идет в новый цех, и когда он появляется здесь, один из сотрудников протокола, не в силах совладать с собой, всплескивает руками:

— Так, мы сегодня время опережаем, что ли?

А что, и правда нельзя однажды пораньше прилететь…

А журналисты напоследок лихорадочно интересуются у группы рабочих, с которыми должен вот-вот пообщаться Владимир Путин:

— Ну что, долго ждали этот момент?

В надежде, видимо, получить закономерный ответ:

— Конечно… всю жизнь…

Но тут один рабочий говорит им толково:

— Нет, ну как правительство созрело…

Владимир Путин осматривает и в самом деле грандиозный ангар, где будут собирать блоки судов в единое целое (что-то тут от конструктора «Лего», конечно, если смотреть на происходящее глазами ребенка, каким ты здесь, безусловно, себя не только чувствуешь, но им и являешься), рассказывает им, что они сейчас присутствуют при начале работы нового предприятия, и что до 2019 года тут уже будут стоять мощности для строительства судов среднего класса, а до 2022-го — тяжелого класса, и что таких судов в стране даже и не строилось.

Действительно, это будут суда ледового класса, танкеры для перевозки СПГ, шельфовые платформы, сервисная техника для добычи углеводородов…

А в огромном шатре рядом с танкером «Сахалин» в это время завершаются последние приготовления к появлению Владимира Путина. Здесь все топ-менеджеры «Роснефти» (а куда бы они делись?), здесь уже демонстративно подписаны несколько, как обычно в случае с господином Сечиным, судьбоносных контрактов, в том числе с такими гигантами (а куда бы они делись?), как ExxonMobil…

Впрочем, журналистов интересует, кажется, только то, кому будет продана «Башнефть». Сам господин Сечин уже отказался отвечать на этот вопрос (не потому ли, что слишком хорошо уже знает ответ?), и теперь журналисты пытают Эдуарда Худайнатова, главу ННК, тоже, как известно, не чужой для «Роснефти», хоть и, разумеется, независимой, ну конечно, независимой.

— Мы стоим в очереди! — формулирует Эдуард Худайнатов.

— Куда? — сгоряча переспрашивает кто-то.

— Куда? — переспрашивает и господин Худайнатов.- В булочную!

А потому что у него сегодня очень хорошее настроение: праздник-то какой!

Конечно, за «Башнефтью» стоит, причем, разумеется, ННК заняла ее сразу после «Роснефти» туда. А за ННК, видимо, просили не занимать…

— А за сколько хотите купить? — интересуются у него.- За 5 миллиардов долларов?

— За два,- быстро отвечает он.- Вот так!

И словно спохватывается:

— Вы же напишите это сейчас!.. Ну я так сказал… За сколько, к примеру, вы захотите купить квартиру: за миллион или за 500 тысяч?

— Я — за 100 тысяч,- поясняет журналист, к которому обращается господин Худайнатов.

— Очень хорошо! — Эдуард Худайнатов непритворно рад.- Приходите к нам работать в коммерческий отдел!

И, кажется, он не до конца понимает, что журналист-то уже согласился…хоть и бормочет еще вслух для вида: «Нет, уж лучше вы к нам…»

Наибольшие волнения сейчас у стенда танкера «Сахалин», причем это прежде всего волнения ветра. Они такие, что один из высокопоставленных сотрудников компании сейчас подпирает собой стенд 4 на 3 метра с тыла, а другой, еще более высокопоставленный сотрудник наставляет его:

— Сереж, держи его, держи!..

— Да какая разница, если будет порыв…- мрачно отвечает тот, но в глазах его такая всепобеждающая готовность идти, а вернее, стоять до конца, что я понимаю: этот устоит (даже если рухнет стенд).

И тут происходит удивительное событие, а правильнее сказать природное явление: выходит солнце.

И надо понимать масштаб этого явления: не просто впервые за последнюю неделю прекращается дождь, а сразу выходит и солнце!

И надо понимать еще одно, это важно: солнце выходит именно потому, что через пару минут к стенду подойдет президент России, а не наоборот. Значит, все было не зря. Значит, Игорь Сечин добился своего. И я не удивлюсь, если узнаю, что он тучи разводил руками. Ведь оно того стоило.

И вот весь в солнечных бликах к стенду подходит Владимир Путин — и триумфально осматривает его! Получилось!

А с тыла, конечно, подпирали.

За этим следует приветственная речь президента в шатре, который гудит от ветра так, что кажется, что он сейчас и обрушится тут на всех нас, и даже недоумение возникает, почему этого до сих пор не происходит, ведь мы уже готовы, мы всегда готовы… Но шатер, конечно, стоит, хоть и шатается немного, но, судя по всему, для вида.

Владимир Путин и здесь говорит, что запуск первых производственных объектов судостроительного комплекса «Звезда» приведет к созданию крупнейшей в России верфи гражданского судостроения, а до этого Игорь Сечин в своей подробной речи эти позиции разъясняет, и что это, если не та самая искомая всеми, да не всеми вовремя найденная с президентом гармония?..

На коротком совещании президента с участием его помощника Андрея Белоусова, вице-премьера Дмитрия Рогозина, министра промышленности Дениса Мантурова и других заинтересованных людей обсуждается вопрос, как обеспечить предприятия «Звезды» металлом.

— Мы проводим сейчас работу по подбору участка,- рассказывает Игорь Сечин президенту.

И как только я думаю, что что-то тут не так (как мог этот человек к приезду президента не закончить хоть одно уже начатое для него дело), как вдруг с облегчением слышу, что есть, есть уже и результат.

— Участок найден! — признается Игорь Сечин.- Нашли в 100 километрах от «Звезды», рядом с перевалочным комплексом! Соответствующее оборудование уже подготовили… Нам необходима поддержка по оформлению этой земли — примерно 400 гектаров…

Да разве не помогут?.. Обязательно, кивает и президент.

— Как вы справедливо заметили,- продолжает гармонировать с Владимиром Путиным Игорь Сечин,- сварка малоразмерных листов категорически плохо влияет на себестоимость производства судов…

И когда Владимир Путин успел такое заметить, да к тому же справедливо?

— Удорожает? — переспрашивает президент, как будто это и не он справедливо заметил.

— До 50% в цене корпуса и до 10% в целом по готовому изделию, по кораблю. 10% на рынке — это очень серьезный задел, который снижает нашу конкурентоспособность,- констатирует Игорь Сечин.

— Предложение,- поясняет Дмитрий Рогозин,- связано с тем, чтобы взять завод, предприятие, которое уже существует,- мы нашли (чужого то есть нам не надо, но и своего не отдадим.- А. К.),- которое надо выкупить, поставить здесь и здесь непосредственно готовить лист, рядом с самим предприятием… То есть не возить и не связываться с длительной логистикой, а просто взять уже забронированное предприятие, которое реально существует…

И они еще по-товарищески беседуют минут двадцать за закрытыми дверями, а в другой, противоположной части шатра уже развивается небольшая, но емкая вечеринка в связи с удачным днем. В ней могут принять участие все желающие, а они тут есть. Питаются здесь чем бог послал в этих местах. А бог тут послал, скажу только, морепродукцию во всем ее немыслимом проявлении. И венцом творения является здесь, без сомнения, как трепанг, так и трубач.

А что же соки, спросите вы. А соки все как один, безусловно, свежевыжатые.

Андрей Колесников

Источник