США запустили «боевое облако»


Пуск Evolved SeaSparrow Missile. Фото с сайта navy.mil

Новинка сделает управление боем похожим на компьютерную игру

На военной выставке Sea Air Space 2016, которая проходит в Вашингтоне, американцы представили единую тактическую информационную сеть для борьбы с надводными и береговыми целями, которая будет собирать и передавать информацию, поступающую от спутников, кораблей, самолетов, подлодок и систем вооружения.

По словам главы отдела по беспилотным и ударным системам штаба ВМС США контрадмирала Майкла Дарра, система будет развернута уже к концу года. Создание интегрированной системы управления и обмена информацией между кораблями, подводными лодками и авиацией является своеобразным ответом на применение крылатых ракет «Калибр» российским флотом во время операции против террористов в Сирии. Точная стрельба на полторы тысячи километров вызвала шок в Брюсселе и Вашингтоне. Глава объединенного командования аэрокосмической обороны адмирал Уильям Гортни заявил, что русские развертывают управляемые ракеты, которые очень точны и обладают настолько большим радиусом действия, что их дальняя авиация теперь может не покидать российское воздушное пространство и использовать обычные ядерные боеголовки против целей и критически важной инфраструктуры в Канаде, США и на северо-западном тихоокеанском побережье. «Это заставляет нас ловить стрелы вместо того, чтобы пытаться подстрелить лучников», — посетовал американский адмирал.

Теперь, похоже, появится кое-что и против лучников. Новая система будет подсвечивать кораблям цели на суше, которые сможет обнаружить авиация, причем это будут не только специальные разведчики, но и ударные самолеты, типа нового F-35.

Для американцев создание такой системы означает косвенное признание отставания в области крылатых ракет. Стоящие сегодня на вооружении флота адаптированные версии «Томагавков» уступают «Калибрам» по эффективности. Тем более, американская концепция проведения наземных операций в основном предполагает нанесение ударов авиацией, а не крылатыми ракетами с кораблей. По ракетному вооружению американский флот пока отстает от нашего. Американская противокорабельная ракета «Гарпун», которая состоит на вооружении эсминцев класса «Арли Берк» и крейсеров «Тикондерога» имеет дозвуковую скорость полета, что облегчает ее перехват системами противовоздушной обороны. Даже новейший эсминец «Замволт», который недавно вступил в строй ВМФ США, в качестве основного вооружения использует пока ракеты, которые явно старее его самого.

Концепция боевого американского применения флота предусматривает обстрел цели или группы целей одновременно большим количеством ракет, чтобы перегрузить систему ПВО и создать трудности с выбором приоритетной цели. Поскольку американский флот располагает большим количеством надводных кораблей, тактика заваливания ракетами выглядит оправданно. Российский подход иной. Поскольку пока в составе ВМФ России кораблей меньше, ставка сделана на сверхзвуковые противокорабельные ракеты, которые достаточно сложно обнаружить и перехватить. Фактически реализован принцип «одна ракета — одна цель».

Американская система в противовес сверхзвуковым ракетам развернет «боевое облако», построенное на общих принципах компьютерных сетей — любой пользователь располагает информацией от остальных. Например, если радары кораблей не смогли зафиксировать низколетящую скоростную цель, но авиация зафиксировала пуск, обмен информацией с атакованным кораблем будет происходить не через координирующий штаб, а напрямую, что, по идее, должно значительно сократить время ответной реакции.

С одной стороны, идея прямого обмена информацией между участвующими в бою частями достаточно здравая. Главное преимущество — отсутствие промежуточных звеньев, типа штабов различных уровней, где происходит сбор и анализ информации, а потом ее распределение по нужным адресам. Этот процесс может занимать неоправданно много времени, что в условиях военного конфликта означает гибель людей. Печальный пример из новейшей российской истории — гибель 131-ой Майкопской бригады в Грозном, да и вообще вся первая чеченская компания, когда для вызова авиационной или артиллерийской поддержки необходимо было выходить чуть ли не на штаб всей группировки войск.

Преимуществом является и оптимизация применения вооружения. «Боевое облако» может работать в режиме маршрутизатора и подсказывать наилучший вариант действий для решения той или иной задачи. Например, если вместо крылатых ракет быстрее и проще использовать авиацию и наоборот. С другой стороны, техникой, даже полностью автоматизированной, в конечном счете управляют люди. Огромный объем данных, поступающих со всех задействованных в операции боевых средств — самолетов, кораблей, спутников, различных беспилотных аппаратов, может сбить с толку. Какая цель представляет наибольшую угрозу, какая более приоритетна — на эти вопросы не смогут ответить пилоты отдельных самолетов или командиры кораблей, перед которыми поставлена конкретная боевая задача, и информация о глобальной обстановке им, в принципе, не нужна. Получается, что определять, какую цель и как атаковать все равно будет единый координирующий центр, нагрузка на служащих которого ничуть не будет снижена. Складывается странная ситуация – инициатива отдельных командиров, которые зачастую лучше представляют реально складывающуюся боевую ситуацию, фактически аннулируется, ведь иначе система может просто рухнуть, поскольку сложность анализа данных, когда учитывается еще и фактор видения каждого бойца и командира, занятого выполнением задачи, возрастает многократно.

Военные стратеги США давно и упорно занимаются внедрением информационных сетей в практику управления процессами, происходящими в бою. На экране компьютеров и полигонах все работает идеально, однако реальный бой — уравнение с массой неизвестных и предусмотреть все варианты развития событий просто невозможно.

Тем не менее, темпы ввода новой системы, заявленные американцами, впечатляют. Вероятнее всего, разработчики «боевого облака» предусмотрят возможность подключения и систем слежения за подводными лодками, таких как СОСУС. Не стоит, правда, забывать о том, что сложные конструкции, как правило, самые уязвимые.

Геннадий Окороков

Источник