Сирия уроков


Боевые вылеты дальней авиации ВВС РФ по объектам террористов в Сирии
Источник: МО РФ

Петр Дейнекин: «Россия продемонстрировала готовность к внезапному применению современного оружия первого удара»

30 сентября исполнится год с начала военной кампании Российской армии в Сирийской Арабской Республике. Это первая широкомасштабная военная акция новых Воздушно-космических сил. Стратегическая операция (как и возвращение Крыма) показала миру, что наша страна вернула себе статус великой державы.

Но война в Сирии вскрыла и проблемы, требующие решения. Каковы итоги первого года операции ВКС РФ на Ближнем Востоке? На этот и другие вопросы «ВПК» ответил главнокомандующий Военно-воздушными силами (1991–1998), Герой России генерал армии в отставке Петр Дейнекин.

– Петр Степанович, прежде чем перейти к основной теме нашей беседы, давайте разберемся с датами. 12 августа мы отметили День Военно-воздушных сил, но многие ветераны празднуют его 18-го. Кто же прав?

– И те, и другие. Одни празднуют День Военно-воздушных сил (12 августа), а другие – День воздушного флота (18 августа). Это разные понятия. Ведь сто лет назад, на заре авиации аппаратами тяжелее воздуха (или самолетами) занимались многие. Пионерами этого нового дела были воздухоплаватели и моряки, депутаты Госдумы и спортсмены, великие князья и общественные деятели. И тут российский государь «в 22-й день ноября 1911 года Высочайше повелеть соизволил все вопросы по воздухоплаванию в армии сосредоточить в главном управлении Генерального штаба». Военный министр Сухомлинов объявил это решение в приказе № 397 30 июля 1912 года. Так было положено государственное начало российской военной авиации. Она в те годы быстро набирала силу, и приказом по военному ведомству № 369 за 1916 год было объявлено высочайшее повеление о годовом празднике уже для управления Воздушного флота – 20 июля, в честь святого пророка Илии.

С тех пор воздушный флот России прошел несколько этапов: до 1917 года он был императорским, а после революции (естественно) стал рабоче-крестьянским красным. В 1924 году наркомвоенмор Фрунзе преобразовал РККВФ в Военно-воздушные силы, так как после Гражданской войны и разрухи наша авиация на воздушный флот явно не тянула.

Однако уже в 1933-м Сталин заявил на весь мир: «У нас раньше не было авиационной промышленности, она есть у нас теперь». Вслед за этим был восстановлен и День воздушного флота – 18 августа.

Вместе с тем в Советском Союзе для ВВС даты их праздника установлено не было. И только Указом президента Российской Федерации 12 августа (30 июля по старому стилю) было определено как день рождения ВВС.

В этом году Военно-воздушные силы встретили свою 104-ю годовщину в составе ВКС. Новое руководство Министерства обороны заметно повысило боевую мощь нашей авиации. Восстановлено надежное управление, организовано взаимодействие с другими видами Вооруженных Сил. Подчеркнем, что и операция в Сирии на деле подтвердила правильность тех решений, которые были приняты в отношении как создания нового вида ВС РФ, так и кадровых назначений руководителей ВКС.

– В октябре 2015 года вы сказали, что война с ИГИЛ – это надолго, недооценивать противника нельзя. И оказались правы. Боевики в последнее время перегруппировались, серьезно противостоят сирийской армии. Откуда брался такой прогноз?

– Из опыта и военной истории. К примеру, накануне Великой Отечественной пропаганда уверяла наш народ в том, что будем воевать на чужой территории и малой кровью. Мы победили-таки фашизм, но за четыре года и с тяжелыми потерями. В Афганистане воевали десять лет. В первой чеченской обещали взять Грозный одним десантным полком. Как получилось на деле, всем известно.

А силы ИГ (запрещенной в России организации) – это не только бандитский сброд на джипах с крупнокалиберными пулеметами. Это многочисленное войско, которое умеет воевать и через третьи страны хорошо снабжается современным оружием. Так что в Сирии мы столкнулись не просто с террористами, мечтающими о мировом халифате, а с военно-промышленным потенциалом отдельных стран из блока НАТО, которые преследуют свои цели. Сирия представляет собой узел проблем, в котором переплелись геополитические интересы. Как говорил президент США Франклин Рузвельт, «мир во всем мире не может быть осуществлен волей одного человека, одной партией или одной нацией. Это должен быть мир, основанный на сотрудничестве всего мирового сообщества».

– Россия взяла на себя основную роль в этой борьбе?

– Россия первой решила положить конец беспределу. В итоге за истекший год при нашем активном содействии сирийские войска и ополченцы освободили от боевиков 586 населенных пунктов и более 12 тысяч квадратных километров территории. К договору о перемирии присоединилось уже около 280 населенных пунктов, а Башар Асад остается президентом страны. Работают российский и американский центры по поддержанию мира. Идет поиск путей взаимодействия с умеренной оппозицией, действуют гуманитарные конвои. Все это результат нашей дипломатии и блестящей военной операции.

– Каковы ее основные особенности, кроме той, что она проводится на большом удалении от России?

– Перед началом операции была осуществлена скрытная передислокация личного состава и боевой техники, средств управления, материальных запасов. Тылом выстроена и реализована уникальная логистическая схема, в которой задействованы все виды наземного, воздушного и морского транспорта. Только за 2015 год в Сирию доставлено более 200 тысяч тонн различных материальных средств.

На авиабазе «Хмеймим» развернуты десятки объектов инфраструктуры, склады ГСМ, ракет и других боеприпасов, полевые парки с пунктами заправки наземной техники, собраны модули для проживания и спортивные городки. Не зря в НАТО нашу операцию по доставке грузов назвали «Сирийский экспресс». А скрытность при ее подготовке обеспечила внезапность первых авиационных и морских ракетных ударов.

Если говорить о других особенностях операции ВКС в Сирии, то я бы выделил следующие:

  • на стратегическом, оперативном и тактическом уровнях отработана надежная система управления, согласованы вопросы взаимодействия видов российских Вооруженных Сил и сирийской армии;
  • военные действия имеют стратегический пространственный размах, надводные и подводные силы российского флота наносили ракетные удары с Каспийского и Средиземного морей, а стратегические воздушные ракетоносцы дальней авиации – с запада и востока, с больших удалений от объектов поражения;
  • в начале операции Военно-морской флот и дальняя авиация применили высокоточные крылатые ракеты морского и воздушного базирования, это продемонстрировало умение и готовность России к внезапному применению современного оружия первого удара;
  • для организации разведки целей и контроля результатов ударов впервые осуществляется массовое применение беспилотных летательных аппаратов, используются данные всех видов разведки, включая космическую, это обеспечивает командованию своевременное принятие адекватных решений в реальном масштабе времени;
  • районы базирования российских войск надежно прикрыты современными комплексами ПВО, а ударные группы в воздухе – фронтовыми истребителями;
  • в Сирии проведены испытания перспективных видов оружия и авиационной техники;
  • освоен новый театр военных действий, летным и руководящим составом приобретен уникальный опыт, а плановая замена повышает уровень боевой подготовки личного состава;
  • еще раз подтвержден вывод о том, что руководить крупной операцией должен общевойсковой командующий, которому в оперативном отношении подчинены авиация и силы флота.

 

Понятно, что руководить боевыми действиями за несколько тысяч километров непросто. И такого надежного управления, как в Сирии, у нас не было ни в Афганистане, ни в других локальных войнах.

Титаническую работу проделала военно-транспортная авиация по доставке людей и техники, а сейчас перебрасывает и гуманитарные грузы.

Дальняя авиация успешно применила высокоточные крылатые ракеты с двух направлений. Западная часть была организована с выходом в Атлантику вокруг Шотландии и нанесением удара со стороны Гибралтара. Вторая группа стратегических воздушных кораблей дальней авиации применяла высокоточные дальнобойные ракеты с востока, с территории России. В дальнейшем необходимость в применении дорогостоящего высокоточного оружия типа дальнобойных авиационных ракет с самолетов Ту-160 и Ту-95 отпала. А что касается дальних бомбардировщиков Ту-22М3, то они работали обычными средствами поражения. Как говорят, какие цели, такие и бомбы. Вместе с тем надо отметить высокую точность их применения. Через электронные СМИ она демонстрируется всему миру. Все это свидетельствует о том, что Военно-воздушные силы ВКС – мощное дальнобойное средство Верховного главнокомандования при решении стратегических задач. Поэтому нашу военную авиацию сейчас укрепляют.

В целом же действия российских Вооруженных Сил в Сирии коренным образом изменили военно-политическую обстановку в мире, подняли международный рейтинг нашего государства, показали его способность отстаивать свои интересы в любом регионе, в том числе с применением оружия.

– Вам не кажется, что в последнее время мы все-таки что-то упустили? Сбитый боевиками Ми-8 стал уже четвертым российским вертолетом, утраченным в Сирии. До этого были потеряны Ми-8АМТШ (24 ноября) и ударный Ми-28Н, разбившийся в районе Хомса (12 апреля). Кроме того, 8 июля сбит сирийский Ми-25 (экспортный вариант Ми-24), на борту которого находились два наших офицера. Всего же за время операции погибли 19 российских военнослужащих. Не окажется Сирия вторым Афганистаном?

– Нет. Хотя бы потому, что Российская армия не участвует в сухопутных операциях. Да и воздушной войны без потерь в небе и на земле не бывает.

События в Сирии показали высочайшую доблесть нашего офицерского корпуса. Когда экипаж бомбардировщика Су-24 был подло, из-за угла сбит, в наземном бою за спасение штурмана самолета погиб наш морской пехотинец. А вскоре весь мир узнал о подвиге старшего лейтенанта Александра Прохоренко, который вызвал огонь на себя. Все это говорит о том, что личный состав, принимающий активное участие в боевых действиях, высоко подготовлен в морально-психологическом отношении. Силы духа нашим военным не занимать. Они настоящие герои.

Теперь и до наших врагов дошло, что мы будем драться, не жалея себя, если, не дай бог, война придет на родную землю.

Мне известно, что командованием проводится большая работа по исключению боевых потерь. Главное как раз и состоит в том, что мы научились дорожить людьми. Кстати, руководство ВКС проявляет большую заботу о семьях тех военнослужащих, которые погибли в бою или при исполнении служебных обязанностей в мирном небе.

– Сталин в 1933 году заявил о создании в СССР авиационной промышленности. А сегодня она у нас есть?

– Военная авиапромышленность, безусловно, есть. И результаты ее работы мы видим в небе Сирии. А вот гражданская составляющая нашего могучего в прошлом авиапрома была уничтожена сразу после распада Советского Союза. И то, что мы за последние 25 лет создали единственный гражданский самолет типа «Суперджет» с иностранными двигателями и комплектующими из-за рубежа, – результат чрезмерного увлечения рынком.

Нашим чиновникам надо понять: мы не можем надеяться в вопросах безопасности страны на дядю Сэма. У нас должны быть отечественные двигатели и самолеты с российскими комплектующими. Но тот же иркутский МС-21 находится еще на уровне выкатки, а его уже рекламируют чуть ли не как международного победителя «Боингов» во всех номинациях. Кстати, двигатель там наш, отечественный, но в серию он еще не пошел. И пока мы продолжаем поставлять за рубеж сырье, а закупать готовые изделия, дела не будет.

– Закономерно возникает вопрос: хватит ли нам боевых летчиков на ведение более масштабной войны, с активным противодействием со стороны ПВО противника? Вы-то знаете, как долго после трудных 90-х пришлось восстанавливать среднее звено летного состава. А после сердюковских реформ с прекращением набора в военные училища?

– Надо честно сказать, что для более масштабной войны у нас летчиков мало и хватит их ненадолго. Именно поэтому мы должны беречь офицерский корпус и дорожить каждым пилотом, на подготовку которого уходят многие годы. За последнее время руководство Минобороны и Воздушно-космических сил много сделало в этом направлении. Широко пропагандируется служба в авиации среди населения и молодежи. В результате уже восстановлен набор в летные училища с конкурсом до четырех человек на место. Быстро завоевала авторитет объединенная Академия Воздушно-космических сил имени Н. Г. Жуковского и Ю. А. Гагарина в Воронеже. Но провал, который был допущен в подготовке кадров до 2012 года, сразу восполнить, к сожалению, не удастся.

Следует подумать и о подготовке летных кадров в Краснодарском государственном университете. По количеству аэродромов и учебных авиаполков этот вуз сегодня вырос до масштаба воздушной армии. Такой громадиной, которая летает каждый день от зари до зари, руководить непросто. Эту структуру надо бы разукрупнить, как и ввести должность заместителя главкома по вузам.

С учетом международной обстановки необходима корректировка в системе подготовки летных кадров на государственном уровне. Нереализованные возможности для этого у нас в стране имеются. Например, не готовится такой мощный резерв, как персонал гражданской авиации. В ней сейчас трудятся до 16 тысяч пилотов. Они регулярно проходят врачебно-летную экспертизу, имеют большой опыт летной работы, а международники владеют английским языком не ниже четвертого уровня. Именно эти пилоты в 2015 году безаварийно перевезли около 100 миллионов пассажиров.

Но эти объемы перевозок были выполнены на судах не отечественного, а иностранного производства. Большинство из них взяты в лизинг за границей, зарегистрированы в офшорах. И если из-за океана последуют санкции в отношении этих воздушных лайнеров, в нашей стране наступит транспортный коллапс.

– Не сгущаете краски?

– Не сгущаю, так и есть. Причем говорю об этом с болью, поскольку сам когда-то летал как гражданский пилот, знаю ситуацию изнутри. О неблагополучном положении дел громко свидетельствует крушение авиакомпании «Трансаэро». Рабочих мест враз лишились сразу 12 тысяч человек авиационного персонала, в том числе более 900 пилотов, из них около 500 командиров воздушных судов.

А чиновники из Министерства транспорта пролоббировали-таки в Госдуме закон о ежегодном найме на работу в нашу гражданскую авиацию сотни зарубежных подданных в качестве капитанов воздушных судов. Но авиация не футбол с покупными игроками, а отрасль двойного назначения. Это надо понимать.

Сейчас в Минтрансе с настойчивостью, достойной лучшего применения, добиваются объединения высших учебных заведений гражданской авиации в единый ведомственный институт, тем самым обрекая персонал на профессиональную безграмотность, а в перспективе создавая явную угрозу безопасности полетов.

Все вышеизложенное – закономерное следствие того, что в 1991 году при замене социального строя в нашей стране было упразднено Министерство гражданской авиации. Сейчас, к примеру, государственную политику в отрасли определяет департамент внутри Министерства транспорта и возглавляет его случайный в авиации человек. А за безопасность полетов вообще никто не отвечает, виновником всех ЧП объявляется человеческий фактор.

Наиболее подготовленной в профессиональном отношении структурой сегодня является Федеральное агентство воздушного транспорта (Росавиация). Однако ее руководство зажато в тиски Минтранса и оперативно реализовать свои возможности в полном объеме не может.

Общественная палата РФ, Общественный совет при Росавиации, клуб «Опыт» руководящего состава, Совет авиационных экспертов и профсоюзы в 2015 году в один голос предлагали изменить систему управления отраслью, однако руководители государственных структур оставили это предложение без ответа. Поддержал только руководитель СКР Александр Бастрыкин.

– Что предлагается как альтернатива?

– На наш взгляд, в интересах экономической безопасности страны и укрепления обороны необходимо воссоздать Министерство гражданской авиации с основными задачами.

1. Строительство отечественного гражданского воздушного флота.

2. Обеспечение безопасности воздушных перевозок и полетов гражданских судов.

3. Восстановление наземной инфраструктуры и воздушного сообщения от Урала до Сахалина и Чукотки.

4. Освоение Арктики и Северного морского пути. Атомные ледоколы и другие плавсредства не смогут это сделать без авиации.

5. Воспитание молодого поколения. Через авиамодели и парашютные вышки, планеры и легкомоторные аппараты, через авиационные спецшколы надо отучить молодежь от наркотиков, ночных клубов, дурных соблазнов.

6. Не допустить переподчинения гражданских авиационных учебных заведений Министерству транспорта, так как это приведет к потере профессионально подготовленного авиационного персонала.

Гражданский воздушный флот до 1991 года был и теперь должен стать горячим резервом Воздушно-космических сил. Военные летчики в прошлом набирались опыта в советском «Аэрофлоте». Гражданские пилоты учились у военных летать на реактивных машинах. В те годы командир авиационной дивизии знал фамилию каждого командира воздушного корабля, который придет к нему из «Аэрофлота» за штурвал боевого самолета уже на второй день войны. Авиационные кадры необходимо готовить к защите Отечества в мирные дни, заниматься этим в особый период будет поздно.

Ни один олигарх, банкир или страховщик никогда не вызовут огонь на себя. Они не будут защищать наше Отечество так, как это делают наши офицеры. Это не «зеленые человечки», а генофонд нации, и его надо беречь, как элиту.

События в Сирии еще раз подтвердили ту истину, что важнейшим выражением военной мощи государства в наши дни является господство в воздухе. Нам надо стремиться к тому, чтобы наши Воздушно-космические силы были мощнее, чем у других стран. Об этом следует помнить каждому, кому дорога безопасность нашей Родины.

– Прошел год, как в командование ВКС вступил новый главком. Каковы основные направления строительства этого вида Вооруженных Сил? Сохранятся ли заложенные ветеранами традиции?

– Скажу кратко. Работы по строительству нового вида Вооруженных Сил предстоит очень много, а решать задачи вдали от родной земли совсем не просто. Однако современное руководство и героический личный состав Воздушно-космических сил на правильном пути. Славные традиции российского воздушного флота сохраняются и приумножаются!

Беседовал Олег Фаличев

Петр Дейнекин

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» в выпуске № 31 (646) за 17 августа 2016 года

Источник