Российская армия опять становится инструментом внешней политики


Владимир Путин проводит совещание с военачальниками и руководством оборонно-промышленного комплекса.
Источник: rg.ru

Финансовый кризис и западные санкции не позволяют режиму Путина увеличить численность армии и ускорить ее перевооружение. Поэтому Генеральный штаб РФ предложил отработать меры, которые призваны повысить боеспособность вооруженных сил. Учения, закончившиеся 31 августа, подтверждают, что армия постепенно выбирается из кризиса, длившегося последние 20 лет. Об этом пишет Владимир Баумел.

31 августа в России завершились так называемые внезапные войсковые учения при участии штабов и отдельных подразделений Южного, Западного и Центрального военного округа, десантных войск, авиации и флота в Каспийском и Черном морях. Эти маневры стали продолжением отработки перехода государственных и областных структур от мирных условий работы к военным.

Учения также стали подготовкой к стратегическим командно-штабным учениям «Кавказ-2016», запланированным на осень этого года на Кавказе. И хотя участие в последних учениях приняло всего восемь тысяч военнослужащих, что в четыре раза меньше, чем было на недавних учениях НАТО «Анаконда» на территории Польши, значение этих российских маневров для дальнейшего планирования военных операций и мобилизации российской армии велико.

Уроки прошлого

Ход учений и их отдельные результаты свидетельствуют о том, что в последнее время российский Генштаб извлек уроки из военного конфликта на Украине и в Сирии, при этом осознав тот факт, что традиционные силы РФ в численном отношении весьма слабы (сухопутные войска насчитывают около 300 тысяч человек) и до сих пор были оснащены преимущественно устаревшей техникой.

Война на Украине, в первую очередь, выявила огромное значение радиоэлектронных средств для исхода конфликта, опять подтвердила доминантную роль танков и, главное, необходимость в эффективной мобилизационной системе, которая бы включала, в том числе, хранение военной техники на складах в боеспособном состоянии. В ходе операции в Сирии, в свою очередь, обнаружились некоторые недостатки как в использовании уже самой современной техники, так и в ее технической боеспособности.

Об этом можно судить по выступлению российского президента Владимира Путина 10 мая в Сочи на встрече с командным составом. Путин также заявил, что операция в Сирии вскрыла ряд проблем, которые необходимо проанализировать и устранить. После этого начальник Генерального штаба РФ отдал приказ устранить некоторые недостатки до конца 2016 года. Сирийский кризис, помимо военно-политических аспектов, имеет для Кремля большое значение еще и как полигон для некоторых новых систем вооружения, включая роботов.

Всего три дня

Недостатки российской армии, включая меньшую численность личного состава по сравнению с НАТО и Китаем, понимает не только генералы стран альянса, которые, к сожалению, зачастую уже в отставке, но и некоторые военные аналитики.

За последнее время, вероятно, лучше других этот факт подметил американский аналитик в области безопасности Дэн Гур, вице-президент института Лексингтона, который написал в журнале National Interest: «Нет таких средств, с помощью которых Москва могла бы победить в прямой военной конфронтации или одержать верх в затяжной холодной войне. ВВП Североатлантического альянса в 20 раз выше, а военной силы в четыре раза больше. Единственный козырь в руках русских — это ядерное оружие».

Но для объективности стоит привести мнение генерала Вальдемара Сршипчака, по-настоящему компетентного бывшего командующего сухопутными войсками Польши, а затем заместителя министра обороны в 2012-2013 гг. В издании Wprost генерал заявил, что в случае военной конфронтации с Россией польская армия сумела бы продержаться максимум три дня.

Проверенные способности

Недостатки своей армии хорошо понимают и россияне. Но финансовый кризис и западные санкции не позволяют режиму Путина увеличить численность армии и ускорить ее перевооружение. Поэтому Генеральный штаб РФ предложил отработать меры, которые призваны повысить боеспособность вооруженных сил. Речь идет, прежде всего, о новых формах мобилизации, а в широком смысле и переходе национальной экономики от мирных условий к военным.

Честно говоря, я не знаю, кто у кого подсмотрел: наш ли Генштаб и у российского или наоборот. Но новый метод мобилизации российской армии по своей сути такой же, который разрабатывается в Праге. Речь идет о системе «активного запаса». Россияне поделили бывших военнослужащих на две группы. Первая (активный запас) будет готова немедленно явиться в назначенное подразделение. Из части этих резервистов сформируют основу подразделений территориальных войск. За ограничение свободы передвижения им будут доплачивать.

Вторая часть запаса вступит в армию только в случае всеобщей или частичной мобилизации и получит оружие и, прежде всего, боевую технику на складе. И проверка этих новых принципов мобилизации была одной из основных задач учений. Нехватка личного состава в танковых и механизированных частях вынуждает российский генералитет отработать и поддерживать способность быстро перебрасывать эти подразделения из одной части России в другую, чтобы таким образом в любом регионе получить преимущество над противником.

Проверка способности армии быстро перемещаться с одного конца России в другой стала второй важной целью маневров. Генеральный штаб также проверил методы материально-технического снабжения войск на фронте, включая финансовое обеспечение. Кроме того, впервые в готовность была приведена интегрированная система воздушно-космической обороны. Недавно завершившиеся учения подтверждают, что российская армия постепенно выбирается из кризиса, длившегося последние 20 лет, и опять становится важным силовым инструментом внешней политики своей страны.

Владимир Баумел (Vladimr Bumel)

Česká Pozice, Чехия

Источник