Разбор «Калибров»


Запуск противокорабельной ракеты ракетного комплекса «Калибр» с малого ракетного корабля «Углич» проекта 21631 Каспийской флотилии. Июнь 2014 года
Источник: «Вести-24» / Curious / forums.airbase.ru

В оценке возможностей крылатых ракет надо знать меру

Не успели российские Вооруженные Силы впервые применить крылатые ракеты семейства «Калибр» по целям запрещенных в РФ «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусры», как в СМИ тут же появились сделанные всевозможными «экспертами» оценки эффективности их боевого применения. Эти «специалисты», никогда ранее не сталкивавшиеся с крылатыми ракетами самолетных схем, взяли на себя смелость рассуждать не только о достоинствах этого российского оружия, но и о его несомненном превосходстве над КР «Томагавк».

Конечно, сравнение двух, трех и более перспективных видов оружия одного типа или предназначения весьма показательно и полезно. Это в первую очередь позволяет выявить их достоинства и недостатки, наметить перспективные направления дальнейшего совершенствования, определить или уточнить тактику применения, организацию противодействия и т. д.

Однако для корректного сопоставления методики анализа должны быть едиными или тождественными и отвечать определенным требованиям. В первую очередь включать единую систему критериев качества, например показатели боевой или технико-экономической эффективности. Следующее важнейшее требование – наличие единых условий, на фоне которых сравниваются боевые возможности образцов, в идеале вне зависимости от их первоначального предназначения. Особенности можно учесть подбором весовых коэффициентов значимости типовых задач. Важно, чтобы выбранные условия не выходили за пределы применимости исследуемого образца.

И еще: брать на себя смелость сравнивать оружие, уже прошедшее четыре модернизации, с принципиально новым нам представляется несерьезным.

Иракский полурезультат

Первая серийная КР «Томагавк» была запущена с эсминца «Меррил» в марте 1980-го. В июне того же года прошли испытания подводной версии этой ракеты – UGM-109. Оценка и доработка проекта продолжались еще почти два года после начала широкомасштабного производства, и лишь в 1983-м систему «Томагавк» официально объявили принятой на вооружение. Эти ракеты, начиная с их первого массового применения в 1991 году в Ираке, стали символом американской идеи бесконтактной войны.

“Из 288 «Томагавков», запущенных по стационарным наземным целям в Ираке с кораблей и субмарин ВМС США, успешно поразили цели не 85 процентов, а чуть более половины”

Интересно, что в том же году, когда в операции «Буря в пустыне» США впервые массированно применили «Томагавки», в западной печати давались запредельно высокие оценки их боевой эффективности. Однако после публикации в апреле 1992-го в газетах «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост» официального доклада Минобороны США об уроках войны в Персидском заливе многие американские эксперты и аналитики были явно обескуражены.

В частности, если говорить о «Томагавках», считавшихся одним из наиболее высокотехнологичных видов оружия, то из 288 ракет, запущенных с кораблей и субмарин ВМС США из Персидского залива, Красного и Средиземного морей по стационарным объектам в Ираке, успешно поразили цель не 85 процентов ракет, как первоначально сообщалось, а немногим более 50 процентов. Однако специалисты и эту оценку считают завышенной.

Опубликованный после этих материалов доклад объемом 1300 страниц также не раскрыл многих весьма важных деталей, не показал реальную оценку результатов боевого применения. По соображениям безопасности изъяны многих систем оружия, применявшихся в боевых действиях в Персидском заливе, были засекречены, а их описание опущено. В Пентагоне также отказались обсуждать эффективность авиационных и ракетных ударов, в том числе и с применением высокоточного оружия против большинства видов наземных целей.

Спустя еще четыре года обнаружилось явное несоответствие между ранее нарисованной радужной картиной поведения на поле боя новых боевых систем, включающих КР «Томагавк», и реальными результатами их применения. Эксперты, в частности, установили, что боевая эффективность перспективных систем вооружений оказалась не лучше результатов применения намного более дешевых вооружений, хотя стоимость новинок гораздо выше. Например, на управляемые авиационные бомбы с лазерным наведением, составившие всего восемь процентов от общей массы сброшенных во время войны авиационных средств поражения, пришлось 84 процента расходов по закупке примененных боеприпасов. При этом нанесение удара, эквивалентного всем использованным управляемым авиабомбам с лазерным наведением, обеспечивалось другими боеприпасами, которые почти в три раза дешевле.

Совершенство без границ

Подчеркнем: «Томагавки» состоят на вооружении ВМС США около 30 лет, и этот факт в первую очередь необходимо учитывать при оценке их современного технического уровня. Они постоянно совершенствовались в течение всего этого времени.

Новейшая модификация RGM/UGM-109E Tactical Tomahawk (Tac Tom) Block 4 (тактический «Томагавк») предлагалась ВМС еще в 1998 году фирмой Raytheon как дешевая замена ракетам предыдущего поколения. Главной целью программы Tac Tom было создание образца, который станет значительно (почти втрое) дешевле в производстве, чем прежняя модель TLAM-C/D Block 3: 569 тысяч долларов против примерно 1,5 миллиона. Ее корпус, включая аэродинамические поверхности, выполнен из углепластика, перьев стабилизатора стало три. На ракете установили более дешевый турбовентиляторный двигатель Williams F415-WR-400/402. Однако ракетой оказалось невозможно стрелять через торпедный аппарат подводных лодок.

Систему наведения наделили новыми возможностями идентификации целей и перенацеливания в полете. Ракета повторно программируется через спутниковую (ультравысокочастотную) связь на 15 любых заранее предопределенных объектов. Стало технически возможно барражирование в течение трех с половиной часов в районе цели и на удалении четырехсот километров от точки пуска до получения команды на поражение. Ракету можно использовать в качестве БЛА для доразведки уже пораженной цели. Общий заказ ВМС на новую модификацию с 1999 по 2015 год составил более трех тысяч единиц.

В арсенале американского флота находятся без малого 3500 «Томагавков». В основном это ракеты RGM/UGM-109E Block 4. Сегодня Tactical Tomahawk четвертого поколения – основная модификация, состоящая на вооружении ВМС США.

За последние три десятилетия в локальных войнах и конфликтах по назначенным целям выпущено более 2000 ракет этого типа. В частности, в операции «Буря в пустыне» (1991) – 288, в операции «Лиса пустыни» (1998) – 415, при вторжении в Ирак (2003) – 802, в операции против Югославии – 218, в Афганистане – 125, в Ливии – 283. В 2014 году по целям ИГ отстрелялись 47 ракетами. Как правило, КР использовались для поражения наиболее важных точечных целей, уничтожение которых нарушает работу сложных, структурно организованных на определенной площади объектов и систем, – в этом и заключается основное предназначение таких ракет.

Однако есть у нынешних модификаций и недостатки:

  • относительно невысокая скорость полета;
  • большой размах залпа в районе цели, сложности с прикрытием коллективными средствами РЭБ;
  • длительный цикл ввода и корректуры полетных заданий (составляет от часа-полутора для ракет, у которых возможна коррекция в полете, до десяти и более часов, у которых такой опции нет), что обеспечивает их применение только против стационарных объектов;
  • дальность конвенционной ракеты меньше, чем у КР с ЯБЧ (1600 против 2500 км);
  • невозможность атаковать движущиеся цели;
  • неспособность маневрировать с большими перегрузками для противодействия системам ПВО, а также применять ложные цели и др.

 

Модернизация «Томагавков» продолжается: работают над увеличением дальности ее полета, увеличением боевой части, над тем, чтобы сделать ракету «умнее». В последние годы активно решают задачу интеграции этих ракет в сетецентрическую систему управления боем. Это позволит перенацеливать уже запущенные ракеты на более важные объекты, менять маршруты подлета к целям в зависимости от оперативной обстановки на театре военных действий. Так что вряд ли стоит торопиться со сравнительными оценками американских и российских крылатых ракет. Еще более вредно заблуждение насчет глобальных возможностей этого по сути тактического оружия.

Важно четко представлять, что использованием только КР решить стратегические задачи в принципе невозможно, поскольку количество объектов, которое необходимо поразить с такими целями, даже в слаборазвитых странах может достигать тысячи. Удары крылатыми ракетами необходимо сочетать в первую очередь с работой боевой авиации, а с помощью КР решать только специфические задачи, в которых ее применение сопровождалось бы неприемлемыми потерями.

Стратегическая цель – разгром группировки ВС противника, подрыв его экономического или военного потенциала с опорой преимущественно на КР в обычном оснащении в средней и дальнесрочной перспективе недостижимы в первую очередь в силу огромного потребного расхода этого оружия, что с учетом его высокой стоимости экономически нецелесообразно.

Поэтому КР и применялись для решения тактических или в редких случаях локальных оперативных задач. Например, для первого удара по системе ПВО – по радиоэлектронным средствам освещения воздушной обстановки, системам управления и связи, ЗРК большой дальности, а также по важным объектам государственного и военного управления. За счет КР удается радикально снизить или даже исключить потери пилотируемой авиации и при этом подавить систему воздушного наблюдения и зонального огневого прикрытия ПВО на направлении главного удара в наступательных операциях, нарушить управление войсками, дезорганизовать сопротивление и т. д.

Еще раз отметим: даже самые современные КР большой дальности в обычном снаряжении не могут заменить другие средства борьбы, в частности пилотируемую авиацию и артиллерию. «Оперативная ниша» КР в системе вооружения – борьба с целями, хорошо защищенными от атак с воздуха, подавление систем ПВО и управления войсками на отдельных направлениях. Это касается не только КР большой дальности, но и других систем вооружения, которым на современном этапе приписываются исключительные возможности, будто бы позволяющие отменить все остальные виды оружия.

С первыми залпами

Россия впервые применила новые высокотехнологичные виды оружия в Ближневосточном регионе спустя четверть века после операции «Буря в пустыне». Отрадно, что высшее руководство России, оценивая начальный этап операции в Сирии наряду с констатацией самого факта наличия у РФ такого оружия, первых положительных результатов его применения, ориентировало военных и промышленность на выявление и устранение вскрытых недостатков. Как заявил, в частности, на совещании с военачальниками и руководством ОПК 10 мая в Сочи президент Владимир Путин, операция в Сирии вскрыла ряд проблем, в связи с чем необходимо провести их тщательный разбор и устранить недоработки. По мнению главы государства, это позволит скорректировать дальнейшие направления развития и совершенствования образцов ВВТ.

Руководство ВС РФ самым тщательным образом анализирует опыт наших действий против ИГ и других террористических организаций. Это, констатировал на конференции «Военно-политические итоги применения Вооруженных Сил в Сирии и основные стратегические выводы» глава Минобороны генерал армии Сергей Шойгу, «позволит выработать предложения по… повышению боевых возможностей и созданию образцов вооружения нового поколения». Подводя итоги конференции, начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов заявил, что конкретные недостатки ВВТ должны быть устранены до конца 2016 года.

Так что в отличие от «экспертного сообщества», мгновенно наполнившего интернет-пространство всевозможными дилетантскими рассуждениями о боевом применении российского оружия, руководство страны и Минобороны весьма взвешенно подошли к оценке этих результатов. Наряду с констатацией наглядной демонстрации высокого качества и эффективности российского оружия поставлена задача в кратчайшие сроки устранить выявленные недостатки и повысить боевые возможности оружия, применявшегося на Ближневосточном ТВД.

Среди нового оружия, использовавшегося в Сирии, особый интерес вызывают крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) «Калибр». Их впервые применили с морских надводных и подводных носителей по наземным стационарным целям.

В ночь на 7 октября 2015 года корабли Каспийской флотилии: сторожевик «Дагестан» (проект 11661К) и три МРК «Град Свияжск», «Великий Устюг», «Углич» (проект 21631) дали залп 26 ракетами 3М-14 «Калибр-НК» по 11 объектам ИГ в трех провинциях Сирии (Ракка, Идлиб и Алеппо). Расстояние до целей группового пуска было свыше 1500 километров. Объекты ударов – заводы по производству снарядов и взрывчатых веществ, командные пункты, склады боеприпасов, вооружения и горюче-смазочных материалов, а также лагеря подготовки террористов. 20 ноября корабли в том же составе нанесли удар 18 ракетами 3М-14 «Калибр-НК» по семи объектам террористов в тех же провинциях.

8 декабря подлодка ЧФ «Ростов-на-Дону» (проект 636.3) в Средиземном море при переходе к месту постоянного базирования в Новороссийске ударила четырьмя ракетами 3М-14 «Калибр-ПЛ» из-под воды по двум объектам террористов в провинции Ракка. Атаковали минный завод и склад боеприпасов, нефтяную инфраструктуру.

19 августа МРК «Серпухов» и «Зеленый дол» (проект 21631, шифр «Буян-М») Черноморского флота из акватории Восточного Средиземноморья выпустили три ракеты 3М-14 «Калибр-НК» по трем целям в провинции Алеппо. Уничтожены командный пункт и база террористов в районе населенного пункта Дар-Тааза, расположенного северо-западнее Алеппо, завод по производству минометных боеприпасов и склад вооружений.

Выпущена 51 крылатая ракета. Применение 3М-14 комплекса «Калибр» российским ВМФ впервые прошло по реальным целям в боевой обстановке, а не на учениях. Можно и нужно ли сегодня при первой, весьма предварительной оценке боевой эффективности отечественных «Калибров» говорить о цене ракеты и залпа, соизмеряя это со стоимостью уничтоженных объектов? Скорее всего не имеет смысла. Очевидно, что речь должна идти о первом боевом опыте применения этого важнейшего средства современной войны. Но если сравнивать использование КР с проведением полномасштабной воздушной операции, а это десятки или даже сотни самолетов и кораблей, подавление вражеской ПВО и установка помех, цена покажется просто смешной.

Николай Новичков, кандидат технических наук

Валерий Половинкин, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» в выпуске № 33 (648) за 31 августа 2016 года

Источник