Приватизация трогается с руководящих мест


Минпромторг
Источник: mpt.volganet.ru

Росимущество может получить право снимать и назначать директоров ФГУПов

Минэкономики предлагает дать Росимуществу право снимать и назначать директоров приватизируемых ФГУПов вместо федеральных ведомств, ссылаясь на необходимость ускорить приватизацию. В Минэкономики считают, что остальные ведомства затягивают процесс приватизации и относятся к нему формально, допуская бесконтрольное отчуждение имущества. Представители ФГУПов апеллируют к истории этой формы собственности и говорят, что у затягивания их продажи могут быть и объективные причины.

Минэкономики представило для общественного обсуждения поправки к постановлению правительства о полномочиях ведомств—собственников федеральных государственных унитарных предприятий — ФГУПов (N739). Ведомство предлагает закрепить за Росимуществом право назначать и снимать с должности руководителей приватизируемых ФГУПов, забрав это право у профильных министерств. При этом в ведомстве Алексея Улюкаева предлагают оставить министерствам назначения директоров тех ФГУПов, которые будут акционированы и присоединены к другим АО по прогнозному плану приватизации,- это способ сохранить за профильными министерствами контроль отдельных активов, говорит партнер ЮСТ Александр Боломатов.

Активность Росимущества связана с затягиванием приватизации таких предприятий — ведомство уже жаловалось на «отсутствие мотивации менеджмента ФГУП на проведение успешной приватизации» и «формальный подход» министерств к наказанию директоров, которые ее не готовят. Так, в 2015 году три ведомства наказали за это руководителей 21 ФГУПа, хотя Росимущество обращалось в 34 ведомства с требованием уволить глав 254 таких предприятий. Сейчас же Минэкономики готовит прогнозный план приватизации на 2017-2019 годы, причем, как отмечал ранее глава Росимущества Дмитрий Пристансков, к 2018 году его ведомство должно полностью завершить реорганизацию ФГУПов — часть из них должна быть акционирована, а предприятия, необходимые для государственных целей, преобразованы в бюджетные учреждения.

Однако ведомства сопротивляются приватизации своих унитарных предприятий — по итогам 2015 года количество ФГУПов, которые министерства предлагали акционировать, сократилось с 527 в 2013 году до 333, а число ФГБУ или ФГУПов, которые ведомства предлагают сохранить, выросло за тот же срок с 79 до 247. В заключении правительственного экспертного совета также говорилось, что министерства и ведомства в 2015 году настаивали на сохранении 155 предприятий в форме ФГУПа, а в отношении 194 предприятий, уже включенных в программу приватизации, предлагалось принять «иные решения».

Еще одна причина, по которой Минэкономики просит полномочий для Росимущества,- борьба с бесконтрольным отчуждением имущества ФГУПов до их приватизации, сказала «Ъ» глава департамента корпоративного управления министерства Оксана Тарасенко. По ее словам, «унитарные предприятия — это архаичная и непрозрачная форма управления, и из-за плохого корпоративного контроля оформление имущества ФГУПов, включенных в трехлетний план приватизации, затягивается, они зачастую доводятся до преднамеренного банкротства, погрязают в судебных процессах, а их имущество к моменту продажи оказывается сдано в аренду или заложено». Росимущество заинтересовано в эффективной продаже этих активов и ему необходимо больше полномочий по контролю за менеджментом при передаче собственности, пояснила госпожа Тарасенко. Дополнительные полномочия, по ее словам, необходимы Росимуществу и для оценки обоснованности предложений отраслевых органов о сохранении ФГУПов в качестве стратегических, дальнейшая судьба которых может быть определена только указом президента. Замглавы Росимущества Иван Аксенов добавляет, что сегодня за нарушение сроков они вправе только штрафовать директоров предприятий и направлять в отраслевые министерства ходатайства об их увольнении. Но, по его словам, «штрафы платятся, а ходатайства игнорируются».

Концентрация полномочий принятия кадровых решений в отношении руководства ФГУПов — правильное решение, но для эффективной приватизации необходимо ввести уголовную ответственность менеджмента за потерю предприятием активов, а директоров, которые сохранили имущество, премировать после его продажи, считает глава Российского аукционного дома (один из операторов «малой приватизации») Андрей Степаненко.

Господин Боломатов, в свою очередь, опасается, что, получив новые полномочия, Росимущество будет назначать менеджеров, которые не в курсе работы предприятия и главной задачей которых будет продать его по нужной цене. Росимущество, долгие годы не отличавшееся эффективностью, получает фактически рейдерские полномочия, говорит он.

Как поясняет экс-директор проектов приватизации ФГУП НАМИ Александр Насонов, руководители ФГУПов могут затягивать с бумажной работой и по объективным причинам. Так, например, «в советское время имущество передавалось ФГУПам в командном порядке, порой одной строчкой в протоколе совещания высших партийных органов, и сейчас ФГУПам неоткуда взять необходимый комплект документов»,- поясняет юрист, предлагая упростить порядок признания прав ФГУПов на имущество.

Как регулировали ФГУПы

Минэкономики не первый год пытается контролировать эту форму собственности

Минэкономики, Росимущество и Счетная палата сходятся во мнении, что отраслевые министерства саботируют акционирование ФГУПов, которые должны либо перейти к бюджету, либо работать как обычные АО. После одного из судебных споров Минэкономики разработало законопроект, вводящий административные штрафы и дисквалификацию для руководителей государственных и муниципальных унитарных предприятий (ГУП и МУП) за несогласование с Росимуществом крупных сделок. Конфликты ведомств порой парализуют работу ФГУПов — так, в феврале 2016 года фармацевтическое предприятие оказалось без менеджмента, когда Росимущество инициировало отставку управляющих органов, но не назначило новых.

Цель «малой приватизации» — и пополнить бюджет, и удалить ГУПы с конкурентного рынка: монополисты и предприятия, чьи функции государство сочтет эксклюзивными, должны стать бюджетными учреждениями и не заниматься бизнесом, а ГУПы, занимающиеся коммерческой деятельностью, должны быть акционированы и играть по общим правилам. В частности, сейчас они не подпадают под действие закона о контрактной системе (44-ФЗ) — и этим распорядители бюджетных средств пользуются для вывода госрасходов из-под требований конкурентных процедур закупок, отмечали в «Открытом правительстве». Его эксперты заявляли, что «зачастую отраслевые органы власти заинтересованы в как можно более долгом сохранении подведомственных им ФГУПов и саботируют процедуры акционирования предприятий». «Если гендиректор саботирует акционирование, значит, он не заинтересован в этом, а значит, скорее всего, сидит на финансовых потоках и пользуется непрозрачностью»,- заявлял министр по делам «Открытого правительства» Михаил Абызов. Низкие темпы акционирования предприятий называла в качестве одной из причин неэффективной приватизации и глава Счетной палаты Татьяна Голикова, отмечая, что период с момента принятия решения о приватизации ФГУПа до регистрации ОАО может достигать пяти лет.

В 2015 году Минэкономики уже разрабатывало законопроект, вводящий административные штрафы и дисквалификацию для руководителей государственных и муниципальных унитарных предприятий (ГУП и МУП) за несогласование с Росимуществом крупных сделок. Это произошло после судебного спора, когда банк «Московский капитал» пытался взыскать по договорам поручительства около 600 млн руб. с одного из ФГУПов Минздрава (см. «Ъ» от 17 ноября 2015 года),- в ноябре того же года проект прошел Госдуму. В Росимуществе считают, что этого недостаточно. «Думаем, что градус ответственности за нарушение сроков акционирования должен быть существенно повышен и персонифицирован»,- заявил «Ъ» заместитель главы ведомства Иван Аксенов.

При этом разногласия ведомств нередко приводят в плачевное состояние бывшие ФГУПы. Как сообщал «Ъ» в феврале 2016 года, Московский химико-фармацевтический завод им. Н. А. Семашко оказался на грани банкротства из-за из-за разных взглядов на него Росимущества и Минпромторга. Предприятие было акционировано в 2005 году, в 2013 году Минпромторг исключил завод из плана приватизации, а с середины 2015 года предприятие, как пожаловался президенту в феврале этого года профсоюз, существовало практически без менеджмента — Росимущество инициировало отставку совета директоров и гендиректора, но не назначило новых.

Софья Окунь; Анна Пушкарская

Источник