Переговоры по борьбе с ИГ будут непростыми


18 декабря 2015. Министр иностранных дел России Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри во время пресс-конференции по итогам совещания Совета Безопасности ООН по Сирии в Нью-Йорке.
Источник: AFP 2016, Timothy A. Clary

В день, когда Ницца оказалась под ударом международного терроризма в разгар национального праздника 14 июля, лидеры американской и российской дипломатии Джон Керри и Сергей Лавров обсудили перспективы расширение военного сотрудничества в борьбе с Исламским государством (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.), а также другими радикальными исламистскими группировками, вроде «Джабхат ан-Нусра» (сирийское ответвление «Аль-Каиды»), которые исключены из переговоров и перемирия по решению Совета безопасности как террористические организации.

Военное сотрудничество касается в частности формирования совместного военного командования в Иордании.

В таких условиях сразу же вспоминается, что ведущую роль в процессе играет Высший комитет по переговорам, который зависит от «Братьев-мусульман» и исламистов, а также суннитских монархий Персидского залива и Турции. Это придает официальный статус радикальным исламистским группам вроде «Джаиш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам», с которыми Москва не хочет иметь дела, потому что считает их террористическими. Кроме того, уход Башара Асада рассматривается ими как обязательное условие любого решения.

Вашингтон же упрекает Москву в систематических ударах по так называемым «умеренным» сирийским мятежникам.

Как всем известно, в последнее время разногласия по поводу сущности оказавшихся под российским обстрелом мятежников (особенно в Алеппо) стали настоящим камнем преткновения в диалоге России и Запада, который считает их достойными партнерами, тогда как Москва вносит их в список исламистов и террористов. Кроме того, в Вашингтоне есть подозрения, что Москва щадит ИГ и наносит удары лишь по «умеренным».

«Умеренная» оппозиция — чушь

Ряд специалистов вроде Фабриса Баланша (Fabrice Balanche) из Вашингтонского института ближневосточной политики уверяют, что искать «умеренную» оппозицию — бесполезное занятие, потому что там всем заправляет «Джабхат ан-Нусра».

Кроме того, стоит напомнить, что все попытки Вашингтона подготовить этих повстанцев к борьбе с ДАИШ обернулись полным провалом, потому что они просто не состоянии превратиться в армию, которой по силам соперничать с Исламским государством.

Далее, в случае координации США и России против ДАИШ и «Джабхат ан-Нусра», многие «умеренные» повстанцы займут более радикальные позиции, потому что они борются лишь с сирийским режимом, а «Джабхат ан-Нусра» их почти не волнует.

Следует отметить и одно из условий, которые ставит Вашингтон для подписания соглашения: он согласен на удары по «Джабхат ан-Нусре», но Башар Асад не должен вести наступления на эту территорию.

Здесь напомним о словах бывшего премьера Франции Франсуа Фийона (François Fillon) в ноябре 2015 года:

«Если мы ведем войну, наша цель — победить. Поэтому нужно задействовать как можно более широкую мировую коалицию для уничтожения Исламского государства. Пора перестать бояться России, понять необходимость работы с Ираном и принять то же самое по поводу Сирии».

Как бы то ни было, переговоры России и США о сотрудничестве в борьбе с ИГ явно не будут простыми

Оливье д’Озон (Olivier d’Auzon)

Источник