Оживет ли ДОВСЕ


Сотрудничество России и НАТО
Источник: gooddays.ru

В Европе в очередной раз собрались вынудить Россию пойти на ограничения своего оборонного потенциала

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер выступил с новой инициативой. Со страниц газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung он призвал европейскую и мировую общественность создать новый механизм контроля над вооружением, что должен прийти на смену Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который, как отметил министр, «уже несколько лет игнорируется Россией». Глава внешнеполитического ведомства ФРГ обвинил нашу страну и в разногласии с Западом в вопросах свободы, демократии, правовой государственности, прав человека, а также в геополитической сфере влияния. Опять напомнил об «аннексии Крыма, противоречащей нормам международного права, поставившей под вопрос принципы европейской мирной архитектуры», о гибридных формах конфронтации, о закручивании спирали гонки вооружений…

Словом, все риторические штампы, которые мы слышим в последнее время из уст западных политиков, все пропагандистские приемы, основанные на передергивании фактов и подмене причин следствием — все это в который раз прозвучало в статье видного немецкого политика, пытающегося играть лидирующую роль в миротворческом процессе на континенте. Спорить с ними, доказывая их несостоятельность, уже, честно говоря, надоело. Тем более что, судя по обилию претензий к Москве и отсутствию подобных упреков к западным странам, даже минимальной самокритики или сомнения в правильности проводимой США и НАТО политики по отношению к России, получается это у господина Штайнмайера довольно плохо. Даже с позиции нормальной человеческой логики: если есть конфликт в семье, то виноваты в нем, как правило, две стороны, а не одна. А уж предложение вести диалог с Россией с позиции устрашения, как это прозвучало на варшавском саммите Североатлантического альянса и на чем настаивает глава внешнеполитического ведомства ФРГ, вызывает недоумение. Нельзя кого-то пугать и пытаться с ним о чем-то конкретном договориться. А договориться господин Штайнмайер хочет с нами о контроле над вооружением, видя в нем проверенное средство для восстановления прозрачности, избавления от лишнего риска и восстановления доверия.

Предложение своего министра иностранных дел поддержала и канцлер Германии Ангела Меркель. «Я поддерживаю эту инициативу, — заявила она агентству ARD, — как это будет выглядеть, нужно будет, конечно, обговорить. Но это правильно и важно».

Доверие не оправдалось

Из Кремля и Министерства иностранных дел России отклика на статью господина Штайнмайера в Frankfurter Allgemeine Zeitung пока не последовало. А опрошенные военным обозревателем ТАСС эксперты выразили большое сомнение в реализуемости подобного предложения. Главный вопрос: как это практически можно сделать, если даже адаптированный ДОВСЕ, согласованный в 1999 году в Стамбуле, западные страны отказались ратифицировать? А тогда ситуация в отношениях между Востоком и Западом, даже несмотря на бомбардировку Югославии и последовавший за этим ввод в Косовский край натовских и российских миротворцев, была, можно сказать, почти вегетарианская.

ДОВСЕ, напомним читателям, был подписан двумя военно-политическими блоками НАТО и Организацией Варшавского договора 19 ноября 1990 года в Париже. Он предусматривал сдержанность от применения силы и угрозы силой в международных отношениях, устанавливал предельно низкие квоты по пяти видам вооружения (танкам, боевым бронированным машинам, артиллерийским установкам, самолетам и боевым вертолетам) для каждой из стран-участниц договора. Эти квоты должны были препятствовать созданию наступательного потенциала на границе двух организаций. Договор также вводил жесткие меры контроля за соблюдением соглашения. Тогда впервые в истории европейских стран все участники ДОВСЕ предоставили друг другу географические координаты своих воинских частей, список боевой техники и число военнослужащих, стоящих в них на учете. Эти данные обновлялись каждые полгода-год и служили основой для верификации положений договора. Подобного уровня доверия друг к другу бывших идеологических противников мир еще не знал.

Но еще до ратификации ДОВСЕ перестал существовать Варшавский договор, а затем и СССР. Некоторые страны бывшего Советского Союза и Варшавского договора стали членами НАТО. Равновесие безопасности было нарушено: Североатлантический альянс получил преимущество перед Россией по основным видам вооружения в пять-семь раз. Более того, некоторые страны бывшего Союза, такие, как Литва, Латвия и Эстония, и не только они, отказались подписывать обновленный ДОВСЕ. Получалось так, что на их территории можно было разместить любое количество вооружения, но проверить наличие его российскими инспекторами не представлялось возможным, они не члены договора. Неоднократные попытки Москвы как-то повлиять на ситуацию наталкивались на высокомерный ответ из Вашингтона и Брюсселя, что они ничего не могут сделать. Более того, ратификацию обновленного (адаптированного к новой ситуации в Европе) ДОВСЕ они увязывали с не имеющими к нему никакого отношения выводу российских войск из Грузии и Молдавии (Приднестровья). Пришлось России выйти из стамбульских договоренностей и адаптированного ДОВСЕ.

Венский документ, подписанный в рамках ОБСЕ в 2011 году, несколько смягчил отношения между Россией и НАТО, в частности, по вопросам контроля над вооружением, но никаких квот по их размещению в тех или иных странах не устанавливал, былого доверия между участниками соглашения не возродил. Тем более после того, как США и его подручные из стран НАТО начали устраивать цветную революцию на просторах бывшего СССР и главное — помогли организовать государственный переворот на Украине. Стали опираться в международных отношениях на двойные стандарты. Признали независимость Косово, которую силой оружия установили явочным порядком, фактически оккупировав эту территорию, и отказали в признании независимости Южной Осетии и Абхазии, которые подверглись агрессии со стороны грузинской армии. Отказываются сегодня признавать воссоединение Крыма с Россией, за которое проголосовало 96% населения полуострова. Господин Штайнмайер говорит в своей статье в Frankfurter Allgemeine Zeitung о таких ценностях, как свобода и демократия, которые опираются на волеизъявление народа, и отказывается признавать волю, проявленную населением Крымского полуострова.

Видимо, западным политикам уже давно пора включить в ценности, которыми они руководствуются, и двойную мораль тоже. По принципу: что соответствует интересам наших стран и союзов, все правильно и морально, что соответствует интересам других стран и союзов, неправильно и аморально. Но в России с таким подходом никогда не согласятся.

Вопросов больше, чем ответов

На этом фоне непонятно, как выстраивать новый третий ДОВСЕ. Готовы ли страны ОБСЕ (НАТО выводится за скобки, хотя в той и другой организации, за исключением единичных стран, числятся одни и те же государства) подписать с Россией договор о неприменении силы или угрозы силой в межгосударственных отношениях? И как это будет соотноситься с решением, принятым НАТО, в том числе и на последнем саммите альянса в Варшаве? Готовы ли страны ОБСЕ сократить свое вооружение до минимального уровня, каким располагает в европейской части континента наша страна? Возьмут ли они на себя смелость потребовать от США и НАТО отвести от границы с Россией американские мотопехотные и танковые части? Будет ли новый договор устанавливать квоты на тяжелое вооружение по странам и регионам с той целью, чтобы не создавать потенциал для наступательных действий? И еще несколько очень важных вопросов: можно ли сегодня ограничить перечисление видов вооружения, подпадающих под новый ДОВСЕ, только танками, боевыми бронированными машинами, артустановками, боевыми самолетами и вертолетами?

А как быть с системой противоракетной обороны, например, в Румынии и в перспективе в Польше, которую можно перепрограммировать на применение крылатых ракет большой дальности? Как быть с теми же кораблями с системой Aegis на борту и ракетами Tomahawk, которые постоянно крутятся и даже базируются в европейских акваториях? Будем ли мы включать в систему вооружения беспилотники, в том числе и ударные? Крылатые ракеты на кораблях? А систему радиоэлектронной борьбы? А тактическое ядерное оружие, размещенное на чужой территории? А так называемые непризнанные государственные образования? И речь тут идет не только об Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье и Нагорном Карабахе. А Турецкая Республика Северного Кипра, она тоже подпадает под действие пока виртуального ДОВСЕ? А Украина и Донбасс? Про Крым мы говорить не будем: он часть России, и квоты на размещение там определенных видов вооружения обязательно будут учитываться, как по российской территории.

Подобных вопросов много. Если господин Штайнмайер пытается создать вокруг нового договора о контроле над вооружением в Европе только пропагандистский шум, предложить соглашение, которое призвано замаскировать агрессивные приготовления НАТО на российских границах, то вряд ли такой договор получит поддержку в Москве. Мы не собираемся играть в поддавки с европейскими политиками, пытающимися продемонстрировать свою приверженность к установлению добрососедских отношений с нашей страной за счет ослабления ее обороноспособности.

Многослойная инициатива

Но в предложении министра иностранных дел Германии есть еще одна тонкость, на которую обращают внимание знакомые автору эксперты. Подготовка нового договора, говорят они, может привести к сокращению присутствия на Европейском континенте американских войск и вооружения. Если та или другая страна получит квоты на свое оружие, то вряд ли она захочет, чтобы за ее счет этими квотами распоряжался Пентагон. Правда, есть такие страны, как Литва, Латвия и Эстония, которые практически не имеют своей боеспособной армии, и они с удовольствием уступят заботу о своей обороне Соединенным Штатам или другим членам НАТО, как они это делают сейчас.

А сокращение присутствия в Европе американских войск, если это произойдет, в чем многие сильно сомневаются, может привести к тому, что американское вооружение может заменить оружие, произведенное в Германии, Франции и Швеции. Сегодня США под предлогом защиты от виртуальной «российской агрессии» навязывают своим союзникам в Старом Свете свою боевую технику, что, естественно, не нравится европейским оборонным концернам. И в первую очередь, немецким.

Видят эксперты в инициативе Франка-Вальтера Штайнмайера и политические амбиции. Авторитет Ангелы Меркель в глазах немецкого общества катится вниз, особенно на фоне проблемы с беженцами, которым нынешний канцлер, что называется, открыла все двери. И во время новых выборов, которые намечены на 2017 год, может сложиться такая ситуация, когда кандидатура фрау Меркель окажется непроходной. На ее место, не исключено, сможет претендовать нынешний министр иностранных дел Германии. И предложение о заключении нового договора о контроле над вооружением, тем более если оно вдруг получит реальное продолжение, в чем, повторюсь, есть серьезные сомнения, может сыграть на руку кандидату в канцлеры ФРГ. Тем более что он готов снять напряжение, которое возникло в немецком обществе по отношениям с Россией.

«Мы уже не можем просто продолжать хотеть, чтобы Россия перестала быть непредсказуемо сложным партнером, — заявил он, как сообщает корреспондент ТАСС. — Напротив, нам нужно найти путь, чтобы фаза конфронтации и растущего напряжения вновь перешла к стабильному пониманию общей безопасности». По словам министра, стороны должны прийти к пониманию, что «настоящей безопасности достичь можно лишь тогда, когда в безопасности чувствует себя и другая сторона».

Слова, безусловно, правильные. Но, к сожалению, пока не очень видно, в том числе и по выполнению требований на Украине «Минска-2», что политического влияния господина Штайнмайера достаточно, чтобы достичь заявленной им цели.

А идею о заключении нового ДОВСЕ можно только приветствовать. Как звучит в одном из произведений классика русской и советской литературы, «Безумству храбрых поем мы песню».

Виктор Николаевич Литовкин – военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке

Источник