Неизменная структура мира индийских торговцев оружием (OPEN, Индия)


24 декабря 2015. Президент России Владимир Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди на встрече с представителями российских и индийских деловых кругов в Кремле.
Источник: Сергей Гунеев / РИА Новости

Скандал вокруг Agusta Westland пролил свет на теневой мир торговцев оружием и их политических патронов. Это все та же каста посредников и агентов, неизменно сохраняющих влияние в своих руках, кто бы ни правил Индией.

Москва. Канун Рождества 2015 года. Премьер-министр Нарендра Моди, прибывший в Россию с первым государственным визитом для встречи с Путиным, преисполнен решимости заключить ряд ключевых сделок с авиакосмическими и оборонными предприятиями. Его сопровождает делегация руководителей и генеральных директоров ведущих индийских компаний, в которую входят: Анил Амбани (Anil Dhirubhai Ambani Group), Баба Кальяни (Bharat Forge), Ади Годредж (Godrej Group), Суварна Раджу (Hindustan Aeronautics Ltd — HAL) и Рави Руйа (Essar Group).

Ранним утром в отеле, где остановился премьер-министр, индийские чиновники уже вовсю трудились, чтобы все прошло гладко. В девять утра руководитель департамента экономических вопросов министерства финансов Шактиканта Дас (Shaktikanta Das) начал встречу с руководителями компаний для обсуждения и детальной проработки протокола встречи премьер-министра с россиянами — мельчайшие подробности того, кто, что и когда скажет. В 11 утра члены делегации должны были сесть в специальный автобус и отправиться на запланированную встречу в рамках форума. Чиновники уже сообщили СМИ, что встреча предстоит «исключительно важная». Визиту Нарендры Моди предшествовала двусторонняя встреча министров обороны в ноябре для достижения договоренностей по выгодным формам долгосрочного партнерства и торговым соглашениям между Россией и Индией.

На встрече Дас терпеливо выслушивал, чем озабочены капитаны промышленности по вопросам ведения бизнеса в оборонном секторе России. Суварна Раджу (Suvarna Raju, HAL) выразил беспокойство по поводу переговоров о ценообразовании. «Переговоры с русскими — слишком сложные», — в один голос поддержали предприниматели. Вдруг вперед вышел человек, который не был членом официальной делегации. Это был Шив Викрам Кхемка (Shiv Vikram Khemka), руководитель компаний группы Sun с головным офисом в Гургаоне. «Позвольте мне представить российскую сторону, поскольку они всегда сверяются со мной в том, как урегулировать разногласия и придти к соглашению при заключении сделок с компаниями в Индии», — сказал он. Предприниматели-главы компаний, равно как и Дас, спокойно выслушали это странное вторжение.

Ведущие российские авиакосмические компании, такие, как ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация», были готовы к совместному производству компонентов для гражданских, военных и других программ в рамках совместных предприятий (СП). На кону стояли многомиллионные торговые сделки и долгосрочные деловые партнерства. ОКБ «Сухой» и «МиГ» уже вели с Tata Group переговоры по производству рулей управления и систем контроля направления.

Делегации «боссов» под эгидой Конфедерации индийской промышленности срочно понадобился посредник, который бы понимал деловые практики и процедуры ведения переговоров в России. В лице Кхемки некоторые члены делегации увидели своего рода «золотой мост», упрощавший переговоры с частными российскими компаниями в двух ключевых областях — авиации и оборонном секторе. Через некоторое время Дас написал в Твиттере: «ОАО «Роснано» и Российский фонд прямых инвестиций проявили интерес к капиталовложениям в Национальный фонд инвестиций и инфраструктуры (Индии — прим. пер.). В ближайшем будущем состоятся дальнейшие переговоры».

Шив Викрам Кхемка выступает одним из ключевых посредников в деловых переговорах между российскими и индийскими оборонными предприятиями. Он прямо заявляет, что русские полагаются на него, чтобы понять все запутанные механизмы торговли военной продукцией с Индией.

«Агенты» всегда являлись неофициальной частью индийского оборонно-промышленного сектора, но на смену устаревшим практикам в XXI веке пришли более мягкие методы лоббирования и продвижения торговых сделок через таких интервенционистов, на которых не лежит былая печать стародавних «комиссионеров».

Ныне хорошо известный Абхишек Верма (Abhishek Verma) находился в тюрьме за свое участие в деле об утечке информации из штаба ВМС в 2006 году. Судхир Чоудхри (Sudhir Choudhrie), бывший владелец российского пивоваренного завода, удалился в Лондон, а Суреш Нанда (Suresh Nanda), отставной военно-морской офицер с подмоченной репутацией, переместился в Дубай. Помимо опытных ветеранов, приспособившихся к активно формирующейся практике перехвата информации в ходе переговоров по торговым сделкам, появилась и новая когорта, срывающая комиссионные с военных сделок, состоящая из мягко стелющих и очень хорошо осведомленных игроков.

Среди них был и Санджай Бхандари (Sanjay Bhandari) из Offset India Solutions (OIS). В мае 2014 года его имя всплыло в числе «агентов» военно-промышленного сектора в секретных досье разведки и налоговой службы. Бхандари стал торговцем оружием номер один в Индии.

Чиновники налоговой службы провели 18 рейдов в его владениях после того, как в их поле зрения попал внезапный и стремительный рост его бизнеса за последние годы. Он был главой OIS, созданной в 2008 году с акционерным капиталом всего в 100 тысяч индийских рупий. Буквально через день он стал главной фигурой в многомиллионной коммерческой организации с по меньшей мере семью компаниями, предлагающей свои услуги по «консультациям и установлению контактов». OIS Аdvanced Technology договорилась о сделке с французским оборонным гигантом «Рафо» (Rafaut) по поставкам запасных частей к 38 боевым самолетам, купленным Индией у Dassault Aviation. Другое совместное предприятие с LH Aviation было организовано для создания нового класса средневысотных беспилотников с большой продолжительностью полета (UAV) в Индии. С помощью совместного предприятия OIS планировала создание беспилотных летательных аппаратов на месте для нужд индийского рынка. Подозревают, что только за одну эту сделку Бхандари получил 693,8 миллионов индийских рупий за период с 2009 по 2014 год, использовав 35 компаний-однодневок.

Бхандари, в начале 2000-х годов находившийся в заключении за уклонение от уплаты налогов при импорте автомобилей из-за рубежа (среди его клиентов был Чандан Басу (Chandan Basu), сын ветерана коммунистического движения Джъоти Басу (Jyoti Basu), в последние годы стал вхож в «хорошее общество» престижной столичной части Нью-Дели. Рейды налоговиков на принадлежащие ему помещения на первой неделе мая выявили, что он использовал свои связи для заключения «жирных» сделок и накопил большие суммы денег. Правоохранительные структуры ожидают его признательных показаний в ближайшие дни.

8 марта 2008 года бывший капитан третьего ранга ВМС Суреш Нанда и его сын Санджив (Sanjeev) были арестованы по подозрению во взяточничестве. Позже оба уехали в Дубай, но их влияние в коридорах власти в Дели не уменьшилось.

Многие из новых индийских «переговорщиков» другой ногой опираются на алкогольный или гостиничный бизнес. Он служит им удобной ширмой для светских собраний и встреч, облегчает гладкое ведение переговоров и знакомства с коллегами-агентами по всему миру. Новая порода спокойных, подчас скромно держащихся, но занимающих очень крепкие позиции оборонных дельцов, — ее и представляет Бхандари, — хорошо образованна и галантна. Некоторые из них — выпускники Лиги плюща, одетые в галстуки-бабочки, как Чоудхри из былого поколения параллельной системы индийского военно-торгового истэблишмента. Обозначая свою преемственность в отношении традиции существования негласных «посредников» и «коммивояжеров» ранних индийских торговых сделок, они были более склонны выставлять себя напоказ. Многие использовали политические каналы, чтобы войти в уважаемый бизнес и упрочить в нем свое положение.

Кхемка, выпускник Итона и Уортона, начал с того, что сосредоточил семейный пивоваренный бизнес в России (SUN Interbrew). Затем он учредил компанию Sun Natural Resources — средство вложения в глобальную энергетику и сектор природных ресурсов. Весь этот бизнес был прозрачным. В последнее время, однако, этот бизнес-магнат стал известен как один из ключевых посредников в сфере российско-индийского военно-промышленного бизнеса. Кхемка, в отличие от предшественников, открыто заявлял во время визита премьер-министра Моди в Россию в декабре прошлого года о том, что россияне полагаются на него в понимании хитросплетений индийской оборонной торговли. А также получают детальную информацию об «игроках», которые до фактического подписания соглашения ведут переговоры о ценах на компоненты и т.д..

Подкрепленное деньгами и нескрываемое открытое бахвальство Кхемки сильно удивило не только других гендиректоров, но и некоторых членов правительства. Это настолько задело российское правительство, что его исключили из совета зонтичной структуры АО «Вертолеты России». Его пивоваренный бизнес также закрылся. Взамен на его посреднические услуги по взаимодействию с правительственными чиновниками, лелеющими надежды на подписание соглашений о создании совместных предприятий и производств, Кхемка обеспечил крупные заказы для собственной компании Punwire, базирующейся в Чандигархе. Несмотря на скептическое отношение к нему в некоторых кругах, Кхемка продолжает спекулировать своим влиянием, запуская социальные инициативы и занимаясь благотворительностью, чтобы произвести впечатление на политическое руководство Дели. Со своей стороны, глава Sun Group не оставил никаких сомнений в умах своих партнеров по поводу его «близости» к президенту России Владимиру Путину, необходимому ключу к заключению сделок по самолетам, вертолетам и судостроению, стоящих индийскому бизнесу многих миллиардов долларов.

Отель Claridges, уютно расположившийся вдоль усаженной деревьями аллеи в столичном Дели, в прошлом удостаивался чести принимать престарелого низама Хайдарабада, выделив для него целый этаж и распределив там сотрудников в ливреях «по стойке смирно», готовых отреагировать, только помани их пальчиком. Низам был не единственным гостем-аристократом в отеле. Десятилетиями губернаторы и высокопоставленные чиновники пользовались его гостеприимством. Однако к 1990-м годам происходящее в отеле стало приобретать сомнительную репутацию. Политические дельцы часто наведывались в лобби, известно, что некоторые залы, выделенные под конференции, использовались для встреч лоббистов и агентов, работающих за комиссионное вознаграждение. Среди них были и некоторые постоянные визитеры — хорошо известные личности, в том числе чиновники из министерства обороны, регулярно проводившие встречи в отеле. Суреш Нанда к тому времени купил и Claridges, и отель Searock в Бомбее, а также землю под СЭЗ (специальную экономическую зону) рядом с финансовой столицей страны. Он приобрел еще один отель в Фаридабаде. Его конкуренты в столице говорят, что он купил все это за счет прибыли от сделки по покупке зенитных ракетных комплексов (ЗРК) «Барак» между вооруженными силами Индии и израильской компанией. Сын бывшего главкома ВМС адмирала С.М. Нанды, Суреш сам был капитан-лейтенантом ВМС. Следствие по этой сделке выявило, что ему заплатили 4 миллиарда индийских рупий, и деньги были перечислены из источников за рубежом на различные счета в Индии. 8 марта 2008 года Нанда и его сын Санджив вместе со своим дипломированным бухгалтером Випином Шахом (Vipin Shah) и чиновником из налогового управления Ашутошем Вермой (Ashutosh Verma) были арестованы по обвинению во взяточничестве. Верма вел расследование о подоходных налогах, возбужденное в отношении семьи Нанды департаментом налогов.

К тому времени, когда прошли аресты, Суреш Нанда был назван ведущим посредником в нескольких оборонных сделках, заключенных на протяжении последних 16-ти лет через принадлежащие ему Crown Corporation и Dynatron Services Pvt Ltd. Паспорт человека, который делал «откаты» (знакомое индийцам слово, прозвучавшее в первоначальных информационных докладах (ПИД) Центрального разведывательного бюро Индии (ЦБР)), был аннулирован, а его имя — занесено во все реестры подоходного налога, относящиеся к оборонным сделкам. В первом ПИД, датированном октябрем 2005 года, ЦРБ упоминает о крупных платежах, поступивших от израильской фирмы MTU Aero Engines на счет принадлежавшей Нанде Dynatron Services. В октябре 2006 года УБР подготовило новый доклад, в котором Суреш Нанда упоминается в числе лиц, якобы получивших огромные откаты во время покупки у Израиля ЗРК «Барак» для ВМС Индии. В том же месяце Нанда попал в другой ПИД по делу о покупке боевых ремонтно-эвакуационных машин (БРЭМ). Нанду объявили лоббистом одного из подрядчиков и обвинили в получении комиссионных от его компании.

Судхир Чоудхри курсирует между Индией, Россией и Израилем, заключая одни из крупнейших оборонных сделок в мире. В 2014 году британское управление по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах арестовало его вместе с сыном Бхану в связи с подозрительным ростом их бизнеса.

Связи везде, где нужно, в том числе и в политических кругах, помогали семейству Нанда избавиться от запятнанной репутации. Они переехали в Дубай, но о всей глубине их «связей» стало известно на недавнем праздновании годовщины отца Суреша Нанды, покойного адмирала С.М. Нанды. Командующий ВМС Робин К. Дхован (Robin K Dhowan) был главным гостем мероприятия, присутствовали также и несколько офицеров высшего звена. Это был явный признак того, что влияние клана Нанда значительно не уменьшилось.

Еще один игрок, Судхир Чоудхри, пережил, по крайней мере, два расследования собственной деятельности ЦБР, которые были прекращены ввиду недостатка убедительных доказательств против него. Проживающий в Лондоне Чоудхри («Кролик», как его зовут друзья) много лет назад начал использовать в личных целях связи своего дяди Б.К.Капура (BK Kapoor) в HAL. Его репутация как движущей силы и творца оборонных сделок со временем выросла. Вскоре миф воплотился в человеке. Ни одна крупная сделка не может состояться без утверждения со стороны самого давнего торговца оружием в стране, человека, способного воротить огромными состояниями. Чоудхри принадлежит к той узкой элите, которая перемещается между Индией, Россией и Израилем и выступает в роли архитектора некоторых из крупнейших в мире сделок в сфере обороны. Несмотря на то, что он находился под следствием ЦБР за предполагаемую выплату взяток для обеспечения контракта на модернизацию артиллерийских орудий, а также фигурировал в скандале с ракетами «Барак» в 2006-07 годах, оба дела впоследствии были закрыты из-за недостатка улик. Совсем недавно, в 2012 году, ЦБР включило Чоудхри в список из приблизительно двух десятков «нежелательных лиц», подозреваемых в манипулировании правительственными контрактами. Он попал в «черный список», а министров и чиновников предупредили о запрете на поддержание с ним каких-либо контактов.

Похоже, что Чоудхри и его семья до сих пор используют филантропию в качестве прикрытия и являются крупными донорами Партии либеральных демократов. Однако в феврале 2014 года Управление по борьбе с мошенничеством в особо крупных размерах (SFO) арестовало его вместе с сыном Бхану в связи с резким и подозрительным ростом его гостиничного бизнеса, а также другой деятельностью в Великобритании, куда он переехал в 2002 году. Официальное расследование возможного взяточничества и коррупции в отношении «Роллс-Ройс» в Китае и Индонезии, однако, отпало. Знающие люди говорят, что это наглый человек, козыряющий именами и намекающий на связи во влиятельных кругах, хвастающий своей близостью с премьер-министром Израиля Нетаньяху, президентом России Владимиром Путиным, а также премьер-министром Великобритании Дэвидом Камероном.

В прежние времена на вершине этого печально известного списка был Абхишек Верма, который в настоящее время сидит в делийской тюрьме Тихар. Он был известен в коридорах столичной власти как местный представитель немецкой фирмы SIG Sauer, поставщика военной техники, когда ее владелец Михаэль Люке (Michael Lüke) и гендиректор Рон Коэн (Ron Cohen) посещали Дели. Судя по записям в дневнике, Верма взял их с собой на встречу с «г-ном Ганди» в резиденции последнего; намеки были на то, что это относилось к члену политической семьи под этой фамилией, но журналистам не удалось проверить, был ли «таинственным хозяином» Рахуль, Варун или кто-либо другой. Когда появились новости, пресс-секретарь Рахуля Ганди (Rahul Gandhi) заявил СМИ, что, хотя он и был в Дели, такая встреча в тот день не была запланирована. Варун Ганди (Varun Gandhi) также отрицал встречу с ним. Но в тот день, Люк и Коэн встретились с генерал-майором Р.К. Раной (RK Rana), генеральным инспектором Пограничных сил специального назначения Индии (SFF), агентства, которое действует под эгидой службы внешней разведки Индии, Отдела исследований и анализа (RAW).

Верма был наглым деятелем. Его часто видели в компании женщин-иностранок, он устраивал у себя в арендуемых загородных резиденциях на окраине Дели вечеринки с щедрым количеством алкоголя, гостями на них были люди, имеющие влияние. Известные бизнесмены соперничали за право быть приглашенными и на получение социальных «привилегий». Однако его разгульный образ жизни насторожил налоговые службы. Верма работал на «СИГ Зауэр» с 2009 года, но ни для кого не было секретом, что в действительности его бизнесом управлял румынский партнер Анка Неаксу (Anca Neacsu). Он трижды попадал под арест с 2012 года, а из-за случая с утечкой оборонных данных из Управления военно-морскими операциями 2006 года попал за решетку.

Между 5 и 7 декабря 2012 года Верма принял Люка и Коэна в Дели и помог организовать встречи с рядом политиков, чиновников и официальных лиц вооруженных сил. Люк и Коэн также встретились с ключевыми министрами в правительстве ОПА. Именно в 2012 году итальянская компания-производитель оружия «Беретта» получила огромный контракт от министерства внутренних дел на поставку штурмовых винтовок.

Подчеркнуто контрастировал с Вермой Бхупиндер Сингх (Bhupinder Singh), не имевший серьезного политического влияния. «Клык», как его называли в кругах, связанных с оружейными сделками, был здравомыслящим обитателем южной части Дели, специализировавшимся на контрактах по поставке небольшого оборудования для полиции и сил безопасности, находившихся под управлением МВД. Выпускник Школы Лоуренса в Санаваре, Клык — он получил свое прозвище из-за выступающих зубов — был сыном отставного армейского генерала и заядлым гольфистом, часто игравшим в Армейском гольф-клубе Дели. Он был похож на спокойного деревенского сквайера из Англии. Как МВД, так и Минобороны запрещают использование агентов при сделках на поставку вооружений. Теоретически все переговоры ведутся непосредственно с производителем оригинального оборудования (ОЕМ-производителем). В действительности же, частные и незаметные вечеринки, которые Клык организовывал у себя дома в Васант-Вихаре, были известны чиновникам. Примерно в 2009 году он стал представителем «Беретты» в Индии, а контракт, который получила компания, удивил всех скоростью своего выполнения. Доставка заняла меньше трех лет, что крайне нехарактерно для обычно расхлябанного процесса закупок в Индии.

Клык с сыном Удаем Сингхом (Udai Singh) были единственными агентами по сделкам с вооружением, присутствовавшими все четыре дня на испытаниях оружия службы пограничной безопасности 17-20 мая 2012 года. «Беретта» подписала контракт с МВД на поставку 34 377 карабинов на сумму, превышавшую 2 миллиарда рупий. В итоге Клык вошел в высшую лигу дилеров по поставкам оружия, наряду с такими личностями Суреш Нанда, а также Мохиндер Сингх Сахни (Mohinder Singh Sahni), которого Центральное бюро расследований Индии назвало агентом в деле по продаже управляемыми снарядами «Краснополь».

Центральное бюро расследований Индии некоторое время назад начало наблюдение за живущим в Дели Мохиндером Сингхом Сахни и его «Мокул Груп» (Mokul Group), несмотря на его незаметность. Его подозревают в участии в противоправном влиянии на результаты сделок в пользу «Рейнметалл Дефенс» (Rheinmetall Defence). В 2005 году Сахни и Випину Кханне (Vipin Khanna), агенту по торговле оружием из Лондона, были предъявлены официальные обвинения в получении комиссионного вознаграждения за помощь в заключении сделок по поставке 1200 крупнокалиберных винтовок южноафриканской «Денел» (Denel). Сахни был активен в России, в 2006 году еженедельный журнал запечатлел его контакт с тогдашним президентом БДП Бангару Лакшманом (Bangaru Laxman) по поводу сделки по поставке оружия. Центральное бюро расследований Индии также обнаружило связь между ним и главой «Орднанс Фэктори» (Ordnance Factory) Судиптой Гхошем (Sudipta Ghosh), обладавшим сомнительной репутацией.

Сундер Мулчандани (Sunder Mulchandani) двадцать лет работал профессиональным бизнесменом и был главой «Элайд Сигнал» (Allied Signal Inc), производителя аэрокосмических компонентов, который позднее, в 1999 году, слился с «Ханивел Интернэйшнл» (Honeywell International). Правая рука Суреша Калманди (Suresh Kalmadi), он сыграл важную роль в знакомстве босса «Формулы 1» Берни Экклстоуна (Bernie Ecclestone) с Калманди и Маноджем Гауром (Manoj Gaur), председателем совета директоров некогда влиятельной «Джайпи Груп» (Jaypee Group). Конгрессмен и его помощник Мулчандани убедили семью Гауров, известных их тесной связью с тогдашним главным министром Уттар-Прадеша Маявати (Mayawati), построить гоночный трек в Большой Нойде. Соглашение было незамедлительно заключено между «Джай Пракаш Ассоушиэйтс» (JP Associates), «Сулбха Риэлти» (Sulbha Realty) сына Калманди Сумира и компаний «Трэкворк Интернэшнл Прайвит Лимитед» (Trackwork International Pvt Ltd), принадлежащей Мулчандани. Это отозвалось на «ДжейПиЭсКей» (JPSC), Джай Пракаш Сумир Калманди (Jai Prakash Sumeer Kalmandi), которая договорилась с Международной федерацией автоспорта о поведении гонок «Формулы-1» в Индии. В результате активных расследований со стороны СМИ после скандала с Играми стран Содружества семья Калманди вышла из «ДжейПиЭсКей», которая была преобразована в «ДжейПиЭсАйЭл» (JPSIL) — дочку «ДжайПи Груп» (JP Group). Впрочем, с недавнего времени Мулчандани занят управлением своего нового бизнеса в оборонной сфере и продвигает свою компанию «Аргус Интегрейтэд Системс» (Argus Integrated Systems) в сферу дорогостоящих военных заказов. Последнее время Мулчандани выступал лоббистом «Сааб Груп» (Saab Group), крупнейшего шведского производителя военной продукции, устраивая встречи чиновников с исполнительным директором и президентом «Сааба» Хоканом Бускхе (Hakan Buskhe) с целью продвинуть истребители «Грипен» вместо французских «Рафалей».

Если и существует одно имя, которое определит имидж в глазах общественности торговца оружием, так им будет Четан Сетх (Chetan Seth) — с сигарой во рту, в очках, обаятельный завсегдатай светской хроники. Импортером сигар Сетх активно работает при действующем режиме власти, продвигая малых производителей оружия из Польши, Чехии, Словакии и других подобных стран к участию в заказах МВД. Основная часть его бизнеса, как заявляют конкуренты, ведется в его доме, где он устраивает приемы для высших чинов Минобороны и представителей этих компаний.

В 2006 году упоминания Четана Сетха на страницах светской хроники пошли на убыль, а его роль в качестве главы «Оптик Электроникс» (Optic Electronics) и «Чемон Груп» (Сhemon Group) вышла на авансцену. Годом раннее Минобороны внесло в «черный» список 118 компаний, включая поставщиков и продавцов, и фирма Сетха была среди них. Она разместила экспортный заказ государственной комиссии по производству вооружений (Ordnance Factory Board) на перископы — устройства для наблюдения. Однако у заказа возникли значительные проблемы с качеством. Тогда Сетх заявил, что не получал «уведомление о предоставлении обоснования» (‘show cause’ notice) перед внесением компании в список запрещенных, и что Минобороны оказывало давление на малые и средние предприятия, при этом сглаживая аналогичные проблемы с крупными фирмами, которые были вовлечены в сомнительные сделки. Личные связи помогли ему сохранить имидж преуспевающего экстравагантного дельца. При этом несколько лет спустя, в 2012 году, когда разгорелся скандал вокруг контракта на грузовики «Татра», полковник Вирендер Джейтли (Virender Jetley), брат генерал-лейтенанта В.К. Джейтли, оказался сотрудником компании «Бумар Индия» (Bumar India) — совместного предприятия «Бумар Польша» и фирмы Сетха «Чемон Груп». Последняя участвовала в тендере на поставку бронированной машины поддержки тылового обеспечения. Его предприятие наладило местное производство движущейся части, прицелов для перископов, регулируемых сидений и радиостанций на военном заводе в городе Кирки. Тем временем «Оптик Электроникс» функционировала в СЭЗ Нойды, импортируя избыточные детали из Восточной Европы, очищая, обновляя и убирая ржавчину и реэкспортируя их с выгодой в 500%. «Оптик», по хорошо отлаженной схеме, импортировала дневные прицелы для каждой из бронированных машин поддержки (ARV) модели WZT-3 за 5 тысяч долларов США, затем очищала и заделывала запачканные и проржавевшие части, реэкспортируя их в «Бумар Польша» за 25 тысяч долларов каждый.

Весь поток тайных сделок с участием прочно окопавшихся, действующих под прикрытием посредников в военном руководстве Индии — это сложная история, которая пока только раскручивается. Вращающиеся лопасти скандала со сделкой по закупке вертолетов премиум-класса компании Agusta Westland набирают обороты. Возможно, они разрубят узел коррумпированных откатов между политиками, бизнесменами и посредниками, которые распределяют между собой многомиллионные средства, награбленные в государственном оборонном секторе.

П.Р.Рамеш (PR Ramesh)

Источник