НАТО—Россия: «замораживание» или диалог? (L’Humanite, Франция)





Инициативы США являются доминирующими в европейской безопасности

Директор Франко-российского аналитического центра, специалист в области внешней политики и безопасности России Арно Дюбьен возвращается к теме отношений между НАТО и Россией в свете противоречий внутри альянса в отношении России: одни выступают за последующее «замораживание» сотрудничества, другие — за диалог.

Юманите (L’Humanité): Наращивание военных сил в Восточной Европе, развертывание системы ПРО, дальнейшее расширение, путём включения Черногории в состав альянса… Всё это происходит накануне саммита НАТО в Варшаве. Россию называют «потенциальной угрозой». Какова реакция российских властей?

Арно Дюбьен (Arnaud Dubien): По мере приближения саммита, подобная риторика будет усиливаться вкупе со злобными заявлениями в адрес друг друга. Польша, хозяйка будущего саммита, активнее всех выступает за стратегию сдерживания и одновременного подавления России. Это порочный круг. Ряд стран-участниц НАТО видят в украинских событиях и военных манёврах России угрозу, которая требует ответа. И сами же провоцируют российские власти.





Однако другие страны, такие как Франция и Германия, стремятся к тому, чтобы саммит не внёс кардинальных изменений в основные цели и задачи НАТО. Они не хотят давать повод России укрепить свою военную мощь путём размещения постоянных военных сил на их границе.

— Почему же происходит подобная эскалация, в то время как Россия и НАТО возобновили диалог после двухлетнего перерыва?

— Франция и Германия защищают идею создания нового Совета в формате НАТО — Россия в рамках саммита, что указывает на возобновление обсуждений и отход от логики «холодной войны», которая присутствовала в международных отношениях после событий на Украине. В рамках Североатлантического союза государства Центральной и Восточной Европы, страны Прибалтики, Польша выступают за убедительный дипломатический и силовой ответ со стороны стран альянса во главе с Соединенными Штатами. Польша хочет избавиться от соглашения 1997 года, которое запрещает размещение войск на территории новых стран-участниц НАТО. Дебаты будут развернуты по этим двум направлениям, а финальное коммюнике и официальные решения должны будут с деланы с учетом этих двух точек зрения.

— Как объяснить тот факт, что Польша, а также скандинавские и прибалтийские государства оказывают такое влияние на выбор стратегий в Европе, в частности в отношении России?

— Эти государства активно защищают своё видение политики для того, чтобы эффективно оказывать давление на европейские политические институты, не считаясь с мнением других государств. Расширение ЕС видоизменило социологию высокопоставленных чиновников Еврокомиссии и Европейского парламента, которые дистанцируются от европейской идеологии, преобладающей в 80-х годах. На сегодняшний день именно англосаксонская (западническая) политическая модель активно навязывается и влияет на разработку документов. Мы наблюдаем серьезные стратегические перемены. Голлистко-миттеранский курс внешней политики теряет свою популярность в Европе, а во Франции и вовсе исчезает. Мало кто выступает против размещения ПРО в Европе. Это свидетельствует о том, что инициативы США являются доминирующими в европейской безопасности.

— Учитывает ли Россия НАТО в своих новых военных доктринах?

— Россия рассматривает расширение НАТО, как угрозу своей национальной безопасности. С военной точки зрения, Россия реагирует в каждом конкретном случае на каждое размещение или принимаемые меры. Это касается не только НАТО, но и США, размещающих в Румынии и Польше свои противоракетные комплексы. Российским руководством это рассматривается как стратегия на вытеснение России и на подрыв ее потенциала ядерного сдерживания.

Арно Дюбьен (Arnaud Dubien)

Источник