«Купол» повышает боевой потенциал средств ПВО






Боевая машина из состава ЗРК «Тор-М2Э»
Источник: http://sadko.biz/

Продолжается совершенствование зенитных ракетных комплексов малой дальности

В современной войне средства воздушного нападения играют в большинстве случаев определяющую роль. Соответственно возросла и роль средств противовоздушной обороны. Особенно это касается зенитных ракетных комплексов малой дальности, на боевые расчеты которых ложится сложная и ответственная задача уничтожения средств воздушного нападения противника, прорвавшихся через другие рубежи системы ПВО. Обозреватель «НВО» Николай Поросков побеседовал с главным конструктором зенитных ракетных комплексов Ижевского электромеханического завода «Купол» Иосифом Дризе. На счету этого предприятия — разработка сразу нескольких всемирно известных и высокоэффективных ЗРК малой дальности.

— Уважаемый Иосиф Матвеевич, вас с полным основанием относят к создателям научной и инженерно-конструкторской основы построения войсковых ЗРК. Под вашим научным руководством разработаны, освоены в производстве и приняты на вооружение войск ЗРС и ЗРК ПВО «Круг», «Оса», «Тор» и их модификации. И вот «Тору» — 30 лет, а «Осе» — все 45. Как возник их замысел? Чем диктовалось их усовершенствование в разные годы?

— После Второй мировой войны появились самолеты с реактивными двигателями, скорость и высота полета значительно увеличились. Станции орудийной наводки, которые давали информацию для управления зенитной артиллерии, для борьбы с новыми самолетами были малоэффективны. Противовоздушная оборона получила ракеты, вероятность поражения воздушных целей выросла, самолеты для борьбы с ПВО, использующей радиолокацию, начали прижиматься к земле. В этом случае локаторы ошибались в определении координат.

Была поставлена задача создать комплекс для борьбы с низковысотными целями. Так появилась «Оса», позволившая бороться с целями, летящими на высоте до 25 м и на дальности до 10 км. Комплекс имел сравнительно большое время реакции (от обнаружения цели до пуска ракеты) — 26 секунд. Но низколетящие цели могли появляться на очень малой дальности, надо было успеть их поразить, для чего требовалось меньшее время реакции. И был создан новый комплекс с приемлемыми характеристиками под названием «Тор». В отличие от «Осы» он был существенно автоматизирован, в нем применялись новые виды радиолокации, что позволило снизить время реакции до 5-8 секунд. Это существенно повысило боевую эффективность.

— Понятно, что любое оружие постоянно совершенствуется. Учитываются ли при этом рекомендации из войск — пожелания «потребителей»?

— Задача стоит не просто разработать комплекс, а сделать его таким, чтобы им могли пользоваться войска. Мы до сих пор следим даже за работой «Осы», не говоря о современных системах, извлекаем из войск информацию, которая может быть нам интересна при создании новых алгоритмов для работы и «Осы», и «Тора».

— Какие зарубежные оценки ваших комплексов вам известны?

— Я слышал и читал только хвалебные отзывы, отрицательных не знаю. За рубежом есть комплексы «Тор» прежних модификаций, поэтому оценить несложно. Если сравнивать с зарубежными аналогами, «Тор», безусловно, один из лучших.

— Не так давно прошли испытательные стрельбы зенитного ракетного комплекса «Тор», который успешно поразил цель в движении. На основе полученных материалов будут формироваться программы, которые позволят «использовать движение» в различных ситуациях работы комплекса. Что это за ситуации?

— Этот комплекс предназначен для защиты сухопутных войск, в том числе во время их движения. Поэтому очень важна способность комплекса стрелять на ходу, в колонне войск. Остановившись для стрельбы по воздушным целям, комплекс ПВО задерживает движение войск. Это, конечно, нежелательно, поскольку растет вероятность их поражения.

Исходя из результатов испытаний предыдущих моделей, мы взялись за задачу стрелять на ходу. Опыт дал положительные результаты, возможность стрелять на ходу будет внедряться в комплексы, выпущенные раньше, — «Тор-М2У» и «Тор-М2».





— То есть раньше такой возможности у комплексов ПВО не было?

— До этого стрельба была возможна только со стоянки.

— За рубежом есть комплексы, которые стреляют на ходу?

— Ракетных — нет.

— Насколько мне известно, вы работаете над морской и полярной версиями ЗРК «Тор». В чем особенности этих моделей?

— Есть различные модификации комплексов. В частности, выполненный на гусеничном шасси — для любого бездорожья. Для одной из стран сделан комплекс на колесах. Для специфичных использований комплекса мы рассматриваем различные транспортные средства. На выставке-форуме «Армия-2016» будет показан опытный образец арктического варианта «Тор-2МДТ».

— Извечна борьба создателей средств нападения и обороны. И те и другие говорят об уникальности своих детищ, их неповторимости. Кто же прав? Или истина, как всегда, лежит посередине? И где эта середина, если говорить о ваших комплексах?

— Правы оба. Вот появляются новые средства постановки помех, которые являются защитой для нападающих. Эти средства мы изучаем и разрабатываем методы преодоления новых помех. Прошло несколько лет — появились новые помехи, на которые мы также реагируем, ищем противодействие. Этот процесс идет непрерывно, как непрерывно совершенствование средств нападения и защиты.

Американцы создали аэродинамические цели с использованием технологии «стелс» — это уменьшение отражающей поверхности цели, изменение ее геометрической формы, применение обмазки, поглощающей радиоволны. Отсюда уменьшение дальности обнаружения цели. Мы, в свою очередь, повышаем наши возможности обнаруживать цели с меньшей отражающей поверхностью.

— Каким образом?

— Об этом мне не хотелось бы говорить.

— Разработчики, создатели любого оружия просто вынуждены смотреть в завтрашний день. Появления каких новых средств воздушного нападения следует ожидать? Какие из них вы уже готовитесь встретить и обезвредить? Шестое поколение летательных аппаратов замышляется целиком как беспилотники. Как вы учитываете это обстоятельство при модернизации комплексов?

— Беспилотники имеют более низкие характеристики, чем обычные аэродинамические цели: меньшую скорость, большую уязвимость. Но они берут большим количеством. По этой причине наше оружие должно быть многоканальным, чтобы одновременно поражать несколько целей.

— Видимо, надо учитывать и соотношение цен ракеты и БЛА. Ракета все же дороже.

— По отношению к простейшим беспилотникам да, дороже. Но идет работа над тем, чтобы уменьшить стоимость ракеты.

— Учитываете ли вы в своих разработках то обстоятельство, что войны будущего — бесконтактные, сетецентрические, гибридные? Как намерены противодействовать средствам радиоэлектронной борьбы?

— Когда я говорил о помехах, я имел в виду как раз РЭБ. Есть много методов борьбы с ними. Например, меняем частоту излучения. Здесь опять видим противоборство пули и брони: успевает противник свою помеху перестраивать так же, как мы частоту, или нет. Есть способ извлечения из помехи полезной информации и ее использования.

— Возможны ли на ваших комплексах средства противодействия ЭМИ — электромагнитному импульсу, источник которого — высотный ядерный взрыв?

— Современные средства ПВО защищены от ЭМИ. В основном с помощью экранирования, но есть и другие средства и методы.

— При разработке атомного, а затем и ядерного оружия Курчатов и его команда активно использовали данные разведки. Используете ли вы данные разведки?

— Я получаю информацию от вышестоящих организаций, а откуда она у них, мне неизвестно. Многие конфиденциальные вещи проскальзывают в открытой печати. Но надо учитывать, что в открытой печати есть как информация, так и дезинформация. Надо уметь отделить одно от другого. Это в принципе возможно, поскольку наука у нас и у них общая.

— ЗРС С-300 существует в двух вариантах — объектовой и войсковой ПВО. Это была конкуренция Бункина и Ефремова.

— Оба они ушли, но конкуренция, как и их слава, осталась.

— Но, однако, бункинская С-300П (ПМУ) куда более известна, она более продаваемая по сравнению с С-300В.

— Войсковая система построена на гусеницах, может дислоцироваться на любой местности, может передвигаться, чего не может С-300П. Во-вторых, характеристики С-300В были и остаются до сих пор выше, чем у конкурента — в силу применения как радиотехнических, так и аэродинамических методов. Система «В» также экспортируется в разные страны. Изготовленная для Сухопутных войск система должна стоить больше в силу дорогих транспортных средств, в силу технических решений для борьбы с помехами, которые вносит даже сам транспорт. Тем не менее соотношение эффективность-стоимость — в пользу войсковой системы. Ее зона поражения выше.

— Но в объектовой ПВО уже есть С-400, «на сносях» С-500…

— С-400 только пытается догнать С-300В…

— Какие из иностранных аналогов ваших ЗРК вызывают у вас уважение и, возможно, опасения? Встречались ли вы с создателями иностранных комплексов ПВО, как это делали наши оружейные и авиационные конструкторы?

— Мне сложно сравнивать. Американцы, например, не создают таких ЗРК, считая, видимо, что за океаном можно существовать без опасений ударов с воздуха низколетящими целями. Есть неплохой французский комплекс «Кроталь», в этом направлении работают немцы, но результаты пока неизвестны. С иностранными конструкторами я встречался разве что на международных конференциях, выставках оружия, но не один на один.

— Машиностроительное КБ «Вымпел» сделало такую ракету для «Тор-М2У», что она попадает в ракету-мишень лоб в лоб? Разработчики самого комплекса и ракеты к нему работают автономно или взаимодействуют?

— КБ «Вымпел» — наши соисполнители. Уточню вами сказанное. Комплекс имеет две модификации: «Тор-М2У» со старой ракетой, «Тор-М2» — с новой.

— Я встречал разные объяснения происхождения имени «Тор». Первое — от геометрической сферы, тороида, своеобразного бублика. Говорят, именно так летят на цель, поражая ее, осколки ракеты комплекса. А как на самом деле?

— Министерство обороны для средств ПВО Сухопутных войск одно время использовало терминологию геометрии: «Куб», «Бук» (обратное «Кубу»), «Квадрат», «Круг», «Тор» — тороид.

— В мире довольно часто копируют советское и российское оружие, тем более что некоторым тогда социалистическим странам СССР передавал техническую документацию. С вашими комплексами такое происходило?

— Китайцы копируют «Тор» первых модификаций. В открытой печати они свой комплекс не показывают, поэтому предъявить им какие-то претензии невозможно. У нас нет мощной службы, которая могла бы «отбить» наш патент.

— Немного истории. Перед «Бурей в пустыне» спецподразделение многонациональных сил, используя вертолеты, проникло в Кувейт, захватило и вывезло зенитный ракетный комплекс «Оса» со всей техдокументацией. Был захвачен и боевой расчет из иракских военных. Каковы для вас были последствия этого события?

— Никакой технической, конструкторской документации в Кувейте не было и быть не могло. Была только эксплуатационная документация.

— В СМИ проходило такое сообщение: в начале 1991 года во время боевых действий иракский зенитный ракетный комплекс «Оса» сбил американскую крылатую ракету. Стала ли такая способность «Осы» для вас неожиданностью?

— Почему бы и не сбить? «Оса» и предназначена для работы по низколетящим скоростным целям. Такова американская дозвуковая крылатая ракета.

— В этом году ЗРК «Тор-М2У» заменит комплексы «Оса-АК» в некоторых соединениях Сухопутных войск. Недалек тот день, когда «Оса» уже не понадобится. И тогда останется только «Тор»? Или будет какой-то новый ЗРК? Помощник гендиректора «Купола» по ВТС и госзаказам Вячеслав Карташов сказал: «На базе имеющихся научно-технических наработок и с учетом опыта создания всего семейства комплексов «Тор» мы работаем над созданием перспективного, нового ЗРК малой дальности, который по своим ТТХ будет значительно превосходить то, что было сделано ранее». Что-то можно сказать о грядущем ЗРК?

— Карташов сказал все правильно. Мы, разработчики, совершенствуем имеющиеся комплексы, но в каком направлении, с какими характеристиками будет новинка, это не для публикации.

— ЗРК «Тор» в модульном варианте может размещаться на крышах зданий и сооружений, на труднодоступных площадках, прицепах, полуприцепах, на железнодорожных платформах и даже на малотоннажных судах. Зимой 2014 года в Сочи «Тор» обеспечивал безопасность Олимпийских игр. Какой опыт был при этом приобретен?

— На Олимпиаде использовался не модульный, а обычный гусеничный «Тор». Есть образец и модульного «Тора», его предлагаем инозаказчикам. Сегодня идут переговоры (с нашими консультациями) по линии «Рособоронэкспорта».

— Создатели нового танка «Армата» заявляют, что ее экипаж может воевать в белых рубашках и сутками. В ваших комплексах экипажу удобно воевать?

— Наши комплексы соответствуют требованиям военных. Можно воевать на них и в белых рубашках: есть система кондиционирования, вентиляции…

— Комплексы «Оса», которые уже 20 лет не выпускаются, до сих пор эффективно работают. То есть потенциал модернизации заложен огромный. Но «Оса» — аналоговый комплекс, «Тор» — цифровой. Какие-то элементы «Тора» можем применить при модернизации «Осы»?

— Это уже осуществлено. Модернизированная «Оса» сейчас проходит государственные испытания. Жизнь комплекса будет продолжена. Работа идет и над «Тором». Все это делается большим коллективом ижевского электромеханического завода «Купол» и его московского отделения (СКБ), которое занимается разработкой перспективных систем. Мы рассчитываем, что в ближайшие годы нам удастся существенно обновить систему ПВО малой дальности.

Николай Поросков

Источник