Контролеры для Америки


Барак Обама и Дмитрий Медведев во время подписания договора СНВ-3
Источник: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Добрым словом и «Паритетом» можно добиться большего

К октябрю 2018 года у России появится новая система контроля соблюдения США Договора о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ) под названием «Паритет». Она обеспечит подготовку претензий к американской стороне о нарушении ею требований ДСНВ при испытаниях и представлении верификационных параметров.

Из источников, близких к военному ведомству, известно, что в Минобороны РФ уже выделили более 72 миллионов рублей на создание «Паритета». Объявлен тендер. Работа должна начаться в этом году, что можно только приветствовать. Но вопрос: неужели до настоящего времени такой системы не было? Как же стороны-подписанты контролировали выполнение условий договора?

Препятствий нет, но трудностей в достатке

Система контроля предусмотрена самим договором, который у нас называют СНВ-3, а американцы – Новым. Она включает проведение взаимных проверок на местах базирования стратегических носителей ядерного оружия, уведомление о производстве, испытаниях, передвижении, развертывании и уничтожении СНВ.

“Цель американцев очевидна – установить тотальный контроль над российским ракетно-ядерным потенциалом на основе благоприятных для них условий договора СНВ-3”

Так, в статье VI сказано, что этот процесс ведется с «помощью национальных технических средств контроля». Статья IX предусматривает обмен телеметрической информацией «по взаимному согласию… о пусках МБР и БРПЛ». Статья Х обязывает «не чинить помех» инспектирующей стороне и «не применять меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля». Особо подчеркивается ее запрет на испытательных полигонах, что может привести к «сокрытию МБР, БРПЛ, пусковых установок МБР или взаимосвязи между МБР или БРПЛ и их пусковыми установками при проведении испытаний». XI статья расписывает порядок и правила проведения взаимных инспекций для «подтверждения точности заявленных данных о стратегических наступательных вооружениях, подпадающих под действие настоящего договора».

Даже столь короткий обзор позволяет судить, что достаточно жесткая система контроля выполнения СНВ-3 предусмотрена, работает, предоставляет достаточно широкие полномочия каждой стороне и дает нам возможность контролировать действия США. Но это все теория. На практике у российских экспертов возникала масса трудностей, которые никаким договором предусмотреть невозможно. Поэтому решение о создании «Паритета» говорит о том, что существующая система контроля оказалась как минимум малоэффективна или не работает вовсе.

Телеметрия на блюдечке

Вспомним, как родился Договор СНВ-3. После окончания холодной войны и распада СССР в США решили, что смогут обеспечить национальную безопасность сокращенным составом ядерных сил. Такое заключение базировалось на беспрецедентном росте боевых возможностей обычных (неядерных) вооружений, прогрессе в области противоракетной обороны (ПРО) и ослаблении России как глобального соперника. Мы согласились на переговоры, но выдвинули условия: сократить стратегические наступательные вооружения. В том числе развернутые и неразвернутые, с учетом американской системы ПРО. При этом Россия хотела воздержаться от передачи США телеметрической информации о пусках российских стратегических ракет.

Были и другие условия, которые американская сторона не приняла. В итоге Россия, хоть и с оговорками, подписала СНВ-3, но уступила американцам по многим позициям, что подтверждает текст документа со всеми приложениями. То есть договор оказался для нас кабальным. В частности, США отказались рассматривать сокращение СНВ во взаимосвязи со своей системой ПРО. А мы почему-то все же согласились передавать телеметрическую информацию о пусках МБР потенциальному противнику, тогда, правда, числившемуся партнером. Это просчет или умысел тогдашнего министра иностранных дел Андрея Козырева. Факт весьма неприятный для нас и мало упоминавшийся во времена ельцинского правления. А ведь знание телеметрических данных позволяет определять многие важнейшие характеристики любых ракет, в том числе стратегических. Поэтому телеметрическая информация шифруется. В соответствии с условиями договора обмен такими данными осуществляется по пяти пускам, а по количеству боеголовок и носителей – два раза каждый год. Кроме передачи данных, мы обязались обучать американских специалистов расшифровке телеметрической информации. То есть выложили наши секреты на блюдечке с голубой каемочкой. Это позволяет США следить за состоянием российских ракетно-ядерных средств, чего мы лишены.

Еще одна ложка дегтя в «медовую» бочку СНВ-3 – небезызвестное заявление министра обороны США Роберта Гейтса: «Россия может говорить что угодно, но у нас обширная программа в области ПРО, и мы будем осуществлять ее в полном объеме. Мы можем себе это позволить, а они (то есть Россия) – нет». Тем самым дано понять, что США не намерены считаться с мнением РФ, главное – обеспечить избыточную безопасность Америки. Развертывание элементов американской ПРО в Европе – тому подтверждение.

Что касается процедур контроля, то американские специалисты считают их выгодными для США, так как позволяют лучше узнать размещение, организацию обслуживания и управления элементами СНВ Российской Федерации. На вопрос о преимуществах Нового договора для США тот же Гейтс ответил одним словом: «Транспарентность».

Сам себе миротворец

Все это позволяет глубже понять, в частности, мотивы, подтолкнувшие США на переговоры о пролонгации СНВ-3 еще на пять лет. А заявления Обамы о его желании оставить «свой след в истории», спорах сторонников и противников договора не более чем тень на плетень, этакая дымовая завеса для доверчивых россиян.

Более правдиво и объективно оценивает ситуацию Washington Post. По сообщению газеты, «Обама таким образом сможет гарантировать, что это соглашение останется в силе и при следующей администрации». С чего бы вдруг, откуда такая уверенность в том, что Россия опять пойдет навстречу? Видимо, оттуда, что американцы всегда думают, как не навредить своей стране в будущем. В этом им не откажешь. Понятно, кому в первую очередь выгоден Договор СНВ-3.

Если Обаму на посту президента сменит Хиллари Клинтон, ресурсы наверняка будут пущены на дальнейшее опережающее развитие технологий обычных вооружений для увеличения отрыва от России. В этой области США имеют заметное преимущество. Поэтому можно только поддержать заявление замглавы МИДа РФ Сергея Рябкова, который возможность переговоров Москвы и Вашингтона по сокращению ядерных арсеналов увязал с санкционной политикой против РФ и развитием американской системы ПРО в Европе. По его словам, количество ядерных боезарядов и их носителей сегодня фактически соответствует параметрам конца 50-х – начала 60-х годов.

Безусловно, Москва не против переговоров об уменьшении ядерной опасности, но, повторим, на равных условиях. Об этом заявил и глава думского Комитета по обороне Владимир Комоедов, поддержавший продление СНВ-3 на равноправных условиях. С ним в целом согласился председатель Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров. Но он все-таки считает ошибкой ратификацию СНВ-3 и заявил о возможности отказа от его пролонгации без учета озабоченности России развертыванием ПРО в Европе.

Прислушаются ли США – большой вопрос. Однако из сказанного можно сделать следующие выводы.

Намерение США продлить СНВ-3 – в целом все же позитивный момент. Но условия его продления требуют более глубокого, длительного и профессионального анализа.

Что касается инспекционной деятельности и обмена телеметрической информацией, здесь цель американцев очевидна – установить тотальный контроль над российским ракетно-ядерным потенциалом на основе благоприятных для них условий Договора СНВ-3. К сожалению, договор не учитывает ядерные потенциалы других стран, а также позволяет разрабатывать стратегическое неядерное оружие с развертыванием его на территории союзников США по НАТО.

Таким образом, создание новой системы контроля «Паритет» по соблюдению США условий Договора о стратегических наступательных вооружениях сегодня весьма актуально и просто необходимо. Наряду с комплексом мер по дальнейшему укреплению национальной безопасности России. Резкая активизация НАТО у наших границ не должна остаться без ответа.

Анатолий Соколов, кандидат военных наук

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» выпуске № 35 (650) за 14 сентября 2016 года

Источник