Как испортить Путину праздник Брексита (The Wall Street Journal, США)


Истребитель ВВС США F-22
Источник: AP

Со времен холодной войны американское лидерство не имело такого значения для НАТО и для демократической Европы, как сейчас.

НАТО и Европейский Союз десятилетиями неофициально работали рука об руку. При этом НАТО опиралась на европейское единство, которое — при всем своем элитаризме и бюрократизме — в значительной мере обеспечивал ЕС. Теперь эта конструкция рушится из-за референдума о Брексите, итог которого грозит Евросоюзу волной уходов.

При этом НАТО по-прежнему должна защищать Центральную и Восточную Европу от подрывной деятельности и прямой агрессии со стороны России. Российский президент Владимир Путин, стремящийся расколоть Европу, вероятно, воспринимает Брексит как свою победу. На этом фоне НАТО и Европа сейчас нуждаются в американском лидерстве, как никогда не нуждались в нем со времен первых лет холодной войны. Решение о выходе Британии из ЕС — это серьезное испытание и для действующего президента США, и для его будущего преемника.

Страны НАТО, граничащие с Россией и с бывшим Советским Союзом — от Эстонии на севере до Болгарии на юге — могут потерять больше прочих. В 1990-х годах они думали, что история со всеми ее трагедиями осталась в прошлом. Теперь Польша дрейфует в сторону правого популизма, в Венгрии восторжествовал неоавторитаризм, Румыния относительно слаба и поражена коррупцией, а Сербию и — в особенности Болгарию — Россия сумела ослабить с помощью подрывной тактики и инфильтраций. Этот возобновляющийся геополитический хаос во многом напоминает о 1930-х годах.

Коллективная безопасность превращается в абстракцию. Чем сильнее раскалывается Европа, тем меньше у нее в случае чего будет решимости задействовать 5-ю статью Североатлантического договора, указывающую, что нападение на одного из членов организации следует воспринимать как нападение на всех ее членов. Чтобы заполнить возникающую брешь и не перенапрячь при этом свои силы, США потребуется умело комбинировать дипломатию с демонстрациями военной мощи. Если у Америки не получится этого добиться, эффект победы в холодной войне сойдет на нет.

Начнем с Британии. В словосочетании «Североатлантический альянс» ключевое значение имеет слово «североатлантический». Удаляясь от Европы, Великобритания должна укреплять свои отношения с Америкой. Действуя совместно, эти две страны смогут продолжить влиять на происходящее на европейском континенте вплоть до российских границ.

Это особенно важно, потому что уход из ЕС ставит под удар одну из главных многовековых задач британской политики: предотвращать господство на континенте какой-либо одной державы. Теперь Германия получит преобладание — и кто в Европе сможет с ней соперничать? Франция все более явно отступает на вторые роли. Она сталкивается с собственной волной популизма, воплощением которой стал Национальный фронт Марин Ле Пен (Marine Le Pen), и не может провести отчаянно необходимые ей экономические реформы.

Германия и Британия в последнее время были союзниками, и торговля между ними, безусловно, будет продолжаться. Однако невозможно быть уверенными в том, что сдержанность и здравомыслие сохранятся навсегда. Начиная с Конрада Аденауэра, длинная череда германских канцлеров придерживалась идей евроатлантизма и осознавала, что Германия несет особую ответственность за мир и стабильность в Европе, но нельзя гарантировать, что будущие канцлеры будут думать так же.

Эпоха Ангелы Меркель когда-нибудь закончится. Когда это произойдет, может оказаться, что немцы устали от неблагодарной работы, и что им надоело разбираться с греческими долгами и российскими авантюрами. В итоге они могут заключить сепаратное соглашение с русскими или просто замкнуться в националистическом популизме, подобно другим европейским странам. Если учесть, что популистская волна наглядно продемонстрировала философскую выхолощенность многих традиционных европейских политических партий, почему Германия должна оказаться исключением?

Именно поэтому крайне важна роль американской дипломатии. Сейчас, как и после окончания Второй мировой войны, нам необходимо взаимодействовать с германским внешнеполитическим истеблишментом, воодушевлять его и поддерживать. Вашингтон не должен отдаляться ни от Лондона, ни от Берлина. Направлять Европу — значит направлять эти две страны. Если это получится делать, остальное, скорее всего, само встанет на свои места.

Не стоит забывать и о Румынии с Польшей — демографическом и географическом центре юго-восточной и северо-восточной Европы, соответственно. В мае США разместили в Румынии наземный «противоракетный щит» и сильно продвинулись на переговорах о размещении аналогичных систем в Польше. Это фактически американские инициативы, хотя и под эгидой НАТО. На фоне Брексита их значимость резко возрастает. Хотя официально они предназначены для сдерживания Ирана, они демонстрируют готовность Америки оказывать Румынии и Польше военную поддержку. Г-н Путин должен понимать, что, какой бы политический хаос ни царил в Европе, агрессивная и подрывная деятельность против членов НАТО не останется безнаказанной.

В апреле на черноморское побережье Румынии были направлены два американских истребителя F-22. Вероятно, именно этот шаг заставил русских временно прекратить полеты своих военных самолетов над регионом. Более того, румынское побережье, с учетом размаха российской подрывной деятельности в Болгарии и Грузии, выглядит идеальной платформой для размещения американских военно-морских сил на Черном море. Польша тоже может послужить удобной площадкой для поддержки прибалтийских государств, воздушное пространство которых также нарушает российская авиация.

Последствия британского референдума много лет будут сказываться на Европе. Пока мы только в начале этого процесса. Хотя решить экономические и политические проблемы континента США не могут, они могут защитить союзные демократические страны Центральной и Восточной Европы ради сохранения регионального баланса сил в Евразии. Возможно, в долгосрочной перспективе ослабление европейского административного «сверхгосударства» следует считать положительным обстоятельством. Однако с геополитической точки зрения это отрицательный фактор и важный вызов, на который Америка должна отреагировать.

Г-н Каплан — старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности, автор книги «В тени Европы: Две холодных войны и тридцатилетнее путешествие по Румынии и не только» («In Europe’s Shadow: Two Cold Wars and a Thirty-Year Journey Through Romania and Beyond») (Random House, 2016).

Источник