Испытано расстрелом


Т-64 стал первым в мире танком второго послевоенного поколения. Особенность — автомат заряжания и три члена экипажа
Источник: Сергей Птичкин/ РГ

Корреспондент «РГ» побывал в Центре испытаний бронетехники

Ведущему центру исследований и испытаний бронетехники, расположенному в подмосковной Кубинке, исполнилось 85 лет. Сейчас там готовятся к началу испытаний бронетехники нового поколения. Есть повод вспомнить о том, что и как в Кубинке испытывалось раньше.

О профессии летчика-испытателя слышали, наверное, все. А вот о танкистах-испытателях знают немногие. Между тем, испытание бронетехники, хоть и менее опасно, чем тестирование в воздухе крылатых машин, но для обороны страны имеет первостепенное значение. Хотя бы потому, что танки были и остались главной ударной силой Сухопутных войск. От качества бронетехники на поле боя зависит слишком многое. Это показала и Вторая мировая война и все последующие региональные войны второй половины ХХ века. И боевые столкновения уже нового тысячелетия.

На Полигоне Управления механизации и моторизации РККА с 1931 по 1941 год испытали всю бронетехнику, с которой наша страна вступила в войну. Хотя в песне пелось, что «броня крепка, и танки наши быстры», на деле не все было именно так. Броневая защита в массе машин оказалась слабой, и двигатели часто ломались. Оптика танков, в частности, прицельная, оставляла желать лучшего. Обитаемость боевых машин требовала от танкистов настоящего мужества, которым они, впрочем, всегда были полны.

Удивляться низкому качеству советской бронетехники не стоит. В 1931 году в стране вообще не было полноценного комплекса промышленности, которая должна работать на танковое производство. А это, помимо металлургии, машиностроение, двигателестроение, приборостроение, оптическое производство, боеприпасная отрасль. Все находилось в стадии становления. И просто удивительно, как к 1941 году удалось спроектировать и наладить производство таких танков, как КВ-1, КВ-2 и Т-34/76. Конечно, у этих машин было множество недостатков. Испытатели их находили, подробно описывали, а уже конструкторы и технологи пытались как можно быстрее исправить все недочеты.

Один лишь пример: до января 1943 года в Т-34/76 было внесено более 200 конструктивных изменений, большинство по рекомендациям танкистов-испытателей. Был глубоко модернизирован КВ-1. К лету 1943 года появилась машина КВ-1С — скоростная. Это — первый советский танк с надежной трансмиссией.

Один лишь факт: при передислокации 5-й танковой армии КВ-1С прошли своим ходом без единой поломки 400 километров и с марша вступили в знаменитый бой под Прохоровкой!

На Курской дуге с нашей стороны бились в основном КВ-1С. Наверное, этот танк вполне мог заменить Т-34/76 и дойти до Берлина. Но сражения в районе Курска и Орла показали, что советские танки оказались в целом хуже немецких. Испытания в Кубинке это подтвердили.

В 1943 году в отчетах испытателей полигона, которые в обязательном порядке читал Сталин, говорилось о том, что немецкие танки «Пантера» и «Тигр Т-VI» почти по всем техническим характеристикам, бронезащите и огневой мощи полностью превзошли и средние Т-34/76, и все типы тяжелых КВ. Никого за неудобную правду не расстреляли. Наоборот, была дана команда активизировать работы по созданию новых машин. Скоро в войсках появились тяжелые «танки победы» ИС-2, «зверобои» ИСУ-152 и прекрасные Т-34/85. В 1944 году немецкие танкисты уже не рисковали сходиться в дуэльных поединках даже со средними тридцатьчетверками. А ИС-2 нагоняли на них вообще панический страх.

Стоит повторить, в этом заслуга Кубинки неоспорима.

После войны в СССР начался бум в развитии бронетехники. Создавались и испытывались совершенно удивительные машины. Не все они сохранились, но те, что остались в музее бронетанковой техники, который когда-то был подразделением полигона, и сегодня смотрятся интересно.

Объект 279, созданный в КБ «Кировского завода» похож на летающую тарелку, а гусениц у него было — аж четыре штуки в ряд. Имел двигатель мощностью 1000 л.с., полуавтоматическую пушку калибром 130 мм. Мог преодолевать любые болота, был способен испугать врага одним своим видом. Масса танка была 60 тонн, а скорость — 55 км/час. Даже жаль, что на вооружение он так и не поступил.

Вообще удивительно. Танковые дизели, мощностью под 1000 лошадиных сил появились у нас в самом конце ХХ века. А в середине столетия они были и на танках стояли. Также и пушки. Немцы вот на последнем салоне Eurosatory-2016 показали опытный образец танкового 130 мм орудия и очень этим гордились. А на советских тяжелых танках пушки такого калибра стояли еще в конце 1940-х годов. Причем у них был очень интересный полуавтоматический механизм заряжания, значительно повышавший скорострельность и облегчавший тяжелую работу танкиста-заряжающего.

В 1948 году на полигоне в Кубинке испытали ИС-7. Об этой машине, спроектированной талантливейшим Николаем Федоровичем Шашмуриным, известно мало, как, впрочем, и о самом конструкторе. Между тем, ИС-7 стал поистине революционным. Шашмурин проектировал его по так называемым предельным параметрам. В итоге получилась машина, с которой по броневой и огневой мощи, а также по динамическим характеристикам и управляемости не мог сравниться ни один танк в мире.

Его масса была 68 тонн. Но он мог двигаться со скоростью 60 км/час, очень легко управлялся. Пушка калибра 130 мм имела полуавтоматический механизм заряжания, повторенный позже в объекте 279. Испытывали танк очень придирчиво, так как тогдашний хозяин Кировского завода Жозеф Котин был настроен против этой машины.

Удивительное было время. Начальник против, а танк создается и даже уходит на полигон. Испытатели хотели найти в нем недостатки, но так и не смогли. Наоборот, их отзывы оказались самыми восторженными. С таким танком им еще не приходилось встречаться. К примеру, тяжеленная машина, не имевшая никаких сверхсложных автоматических трансмиссий, управлялась в движении усилиями пальцев. Как Шашмурину удалось этого добиться — остается загадкой и поныне.

Испытания ИС-7 прошли на отлично, но из-за интриг в руководстве Кировского завода танк предельных параметров в войска так и не поступил. Возможно, он просто опередил свое время. Как и ракетные танки.

Первые танки, стрелявшие управляемыми ракетами, появились в СССР (и в мире) в 1961-1962 года. Это были объекты 287 и 775. Стреляли давно забытыми управляемыми ракетами «Тайфун» и «Рубин». На вооружение их не приняли. А вот истребитель танков ИТ-1 в войска пошел и даже получил грозное имя «Дракон». Правда, танков этих было выпущено немного, в парадах они не участвовали по причине особой секретности.

Также опередил свое время объект 167 — первый в мире танк с газотурбинным двигателем. Он был создан еще в 1962 году. Испытания прошел успешно, но время ГТД в бронетехнике пришло лишь спустя 20 лет. Кстати, объект 219 с газотурбинным двигателем, больше известный как танк Т-80, с точки зрения двигателя и своей трансмиссии превосходит американский «Абрамс».

1960-1980-е годы были временем расцвета Полигона на Кубинке. Здесь были построены все мыслимые препятствия, с которыми бронетехника может столкнуться и которые необходимо преодолеть. Здесь построили уникальный по своим возможностям бронетир, позволявший проводить обстрелы всех типов брони и всех бронекорпусов. При этом выстрелы, полеты снарядов и ракет, взаимодействие их с броней фиксировались самой современной кино-фото аппаратурой и другими техническими средствами. Была построена огромная холодильная камера. В ней танк не только морозился до самой низкой температуры. Можно было проверять работоспособность двигателя, в частности, его пуск в зимних условиях, а также работоспособность всех систем танка.

Полигон уже назывался 38-м Научно-исследовательским испытательным институтом бронетанкового вооружения и техники. Как положено, НИИИ имел мощнейший вычислительный центр с самыми современными на то время ЭВМ.

Полноценных аналогов этому одновременно исследовательскому и испытательному военному институту в мире не было. Похожими работами занимались в США на Абердинском танковом полигоне. Но по комплексу исследований и, главное, по кадровому составу профессионалов высшего качества, американцы все-таки уступали.

В немалой степени потому, что в СССР имелся такой научно-исследовательский и испытательный центр как в Кубинке, наша страна во второй половине ХХ века стала мировым законодателем моды при создании бронетехники.

У советских бронемашин были свои недостатки, связанные, прежде всего, с не самыми лучшими в мире технологиями производства. Тем не менее еще в конце ХХ века где-нибудь в джунглях можно было встретить боеспособные Т-34/85, а Т-55 и Т-62 успешно воевали даже в начале ХХI века. Самым массовым и самым боеспособным танком рубежа веков стал Т-72. И роль Кубинки в этом — первостепенна.

Впервые в мире в нашей стране создали танки второго послевоенного поколения — это были Т-64 и третьего поколения — нынешние «Арматы». У нас создали лучший в мире плавающий танк ПТ-76. У нас появился оптимальный по конфигурации бронетранспортеры БТР-80. А скоро появится грозный БТР «Бумеранг».

В начале 1980-х на полигоне в Кубинке, в 38-м НИИИ БТВТ проводили очень секретную и очень интересную испытательную работу.

Каким-то образом удалось получить практически весь арсенал противотанковых средств армий НАТО, включая подкалиберные снаряды с урановыми сердечниками. Вся имевшаяся на вооружении Советской Армии бронетехника с полным боекомплектом внутри машин подверглась в буквальном смысле расстрелу вражескими снарядами и ракетами.

Лобовую проекцию Т-64, Т-72 и Т-80 пробивали далеко не все снаряды и ракеты. Но были и те, что буквально прошивали их насквозь, проходя полметра брони, как сквозь масло.

Все оценили объективно. Военно-промышленная комиссия выработала директивные документы.

Очень скоро у нас появились первые образцы динамической защиты, которая со временем стала лучшей в мире. Сегодня российская динамическая защита способна не только гарантированно защитить от кумулятивной струи, но даже сломать сердечник подкалиберного снаряда, существенно снизив его бронепробиваемость.

Впервые в мире в середине 1980-х в нашей стране были созданы комплексы активной защиты бронетехники — КАЗ. Танки получали индивидуальный противоракетный зонтик — никто тогда ни в одной стране до такого не додумался.

Разработка этих систем велась при самом активном участии специалистов 38-го НИИИ БТВТ на особо секретной 103-й площадке. КАЗ «Дрозд» успел поступить на вооружение. Более совершенная «Арена» осталась в опытных образцах. Рухнул Советский Союз…

Начало 1990-х запомнилось как безвременье. Были потеряны ориентиры и стратегические цели. Испытательная работа замерла. В немалой степени поэтому в начавшейся на Северном Кавказе настоящей войне танки Российской армии стали гореть, как спички. А ведь этого не могло быть в принципе. Их защита объективно была лучшей в мире.

В «Российской газете» была опубликована статья, которая так и называлась: «Почему наши танки горят как спички?». К чести тогдашнего военного руководства, журналистам быстро дали очень наглядный ответ.

На полигон в Кубинку пригласили представителей СМИ. И показали все, чем современная бронетехника должна быть защищена. Это и специальные накидки из ткани типа кевлар, и дополнительно наваренные противокумулятивные решетки, и та самая динамическая защита.

Два танка Т-72 встали на огневом рубеже друг против друга на расстоянии в пару сотен метров. И один танк выстрелил в лоб другому. Кумулятивный снаряд, прожигающий все что угодно, попал в лоб корпуса чуть ниже места механика-водителя. Яркая вспышка закрыла танк. Показалось, что он сейчас взорвется.

Однако к танку подбежал механик-водитель, запрыгнул в люк, завел машину и подогнал ее к толпе журналистов. Часть динамической защиты была сметена, но корпус танка остался не пробит. И это после выстрела из 125 мм пушки. Попадание ракеты от РПГ-7 вообще не могло причинить какого-либо вреда, тем более — сжечь Т-72. А ведь в Грозном танки били именно из гранатометов. Почему?

Там же в Кубинке откровенно сказали: потому, что полноценной динамической защиты на танках не было. Висела имитация в виде пустых коробочек, а то и она отсутствовала. А если бы на танках стоял КАЗ «Арена», они вообще были бы неуязвимы.

Увы, так и осталось неизвестно: наказали кого-нибудь за такую подготовку бронетехники в войне или нет. Да и судьба отечественных комплексов активной защиты — «Арены» и «Дрозда» как-то зависла в неопределенности до сегодняшнего дня. Ходят слухи, что появилось что-то более современное. Но пока это только слухи.

За время с 1993 до 2010 год 38 НИИИ претерпел множество реформ. Был период, когда военному и некогда очень закрытому институту дали право открытой хозяйственной деятельности — чтобы заработать хоть какие-то денежные средства. Жилой городок то закрывали и вводили строгий пропускной режим, то полностью открывали. Наконец, в 2010 году институт лишили самостоятельности и передали в качестве подразделения 3-му НИИ Минобороны России. Зато нарекли пышно: Научно-исследовательским испытательным центром исследований и перспектив развития БТТ ВС РФ.

В начале 1990-х в 38-м НИИИ БТВТ численность военнослужащих составляла 281 человек, а гражданского персонала — 982 человека. Начальниками отделов были полковники — кандидаты и доктора наук. Институтом командовал генерал-лейтенант. В институте был свой научный совет.

Когда НИИИ стал Центром «испытаний и исследований», должность командира понизилась до полковничьей, офицерских должностей оставили 42 единицы, а гражданских — 382. Центру запретили готовить научные кадры, ликвидировав адъюнктуру. Семь профильных отделов разрешили комплектовать только гражданским персоналом.

Зарплаты гражданских научных сотрудников, даже старших, озвучивать просто неудобно. Они ниже офицерских пенсий.

А ведь стать танкистом-испытателем и исследователем совсем непросто. Мало того, что к такой работе человек должен иметь душевное влечение. Он должен учиться этому годами. Ведь прежде, чем прогнать танк по испытательной трассе, надо понять, что требуется получить и изучить в итоге. Какие именно показатели смогут дать ответ на вопрос: сможет машина стать в строй или нет? Необходимо грамотно составить программу исследований и испытаний. Необходимо грамотно ее реализовать. И потом сделать опять же грамотные выводы.

Таких специалистов в Кубинке остается все меньше и меньше. Неудивительно, что для проведения испытаний все чаще привлекают пенсионеров — бывших сотрудников 38 НИИИ БТВТ. И они, даже будучи в солидном возрасте, от работ почти никогда не отказываются.

А испытательных работ становится все больше и больше. В Научно-исследовательском испытательном центре исследований и перспектив развития БТТ ВС РФ в минувшие пять лет провели целый комплекс по испытаниям и исследованиям перспективной бронетехники. Через Кубинку прошли все модернизации Т-72 и Т-90, самоходная пушка «Коалиция», бронетранспортер с гибридной силовой установкой, бронеавтомобили «Тайфун» и «Медведь», а также многое другое.

В 2013 году в Кубинке испытали итальянские колесные бронемашины «Кентавр» и «Фреччиа». К ним приценивался бывший министр обороны Анатолий Сердюков — хотелось ему их купить для вооружения Российской армии. Но прежде военная техника должна была пройти положенный цикл испытаний.

Тестировали итальянцев очень жестко — так как делали это и с российской техникой. С одним отличием — иностранные машины не обстреливали и не подрывали.

Итальянские машины смотрелись красиво и грозно. Эффектно выглядела стрельба на ходу из 120 мм орудия, повернутого перпендикулярно корпусу. Обитаемость их была выше всяческих похвал. Пока не началась осенняя распутица и не ударили морозы. Вот тогда-то все врожденные дефекты «Кентавров» и «Фреччиа» вылезли наружу. Машины застревали в грязи, замерзали и никак не хотели заводиться, было выявлено много других недостатков.

Своих заявленных по рекламе характеристик в полном объеме итальянские машины не подтвердили. Хотя, стоит повторить, достоинств в них тоже оказалось немало — прежде всего — по качеству вооружения, динамике хода, управляемости и обитаемости.

Сами итальянские военные признали, что столь суровому тестированию в родной стране их боевая техника никогда не подвергается. Они получили такие результаты, о которых вообще-то и мечтать не могли. Вполне возможно, их уже положили в основу проектирования перспективной колесной бронетехники.

В России новое поколение отечественной бронетехники практически создано. И по-настоящему дать ему оценку сможет лишь мощный самостоятельный военный Научно-исследовательский испытательный институт, каким не так уж и давно был 38-й НИИИ БТВТ Министерства обороны РФ, а еще раньше — Полигон Управления механизации и моторизации Рабоче-крестьянской Красной армии.

Сергей Птичкин

Источник