Интервью с замглавы «Рособоронэкспорта» Игорем Севастьяновым





Игорь СевастьяновИсточник: Военное обозрение

Замглавы «Рособоронэкспорта» Игорь Севастьянов в интервью RNS оценил перспективы поставок российского оружия странам НАТО, рассказал о контактах с европейскими партнерами в условиях санкций и описал российские разработки в области борьбы с терроризмом — от городских систем мониторинга до вооружения спецподразделений.

— «Рособоронэкспорт» традиционно участвует в выставках Eurosatory. Чем вызван интерес, если вероятность российских поставок оружия в страны НАТО мала?

— Eurosatory — это сухопутный Ле Бурже, куда приезжают десятки делегаций со всех регионов мира. Поэтому как единственный государственный спецэкспортер мы не можем пропускать события такого масштаба. У нас запланированы переговоры как с европейскими партнерами, так и с делегациями из других регионов. Конечно, сегодня перспективы поставок российской техники в страны НАТО туманны, хотя мы и имеем положительный опыт, например с Грецией и Чехией. В случае с Eurosatory нам важно в условиях санкций поддерживать контакт с европейскими производителями. Но самое главное, конечно, это демонстрация возможностей российского оборонно-промышленного комплекса для потенциальных заказчиков.

— Не было ли проблем у «Рособоронэкспорта» со стороны организаторов выставки в связи с санкциями? Не выдвигались ли с их стороны требования сократить экспозицию, число участников или уменьшить представительство?

— Нет, со стороны организаторов подобных требований не было.

— Глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству ранее сообщил, что в 2016 году объем российского оружейного экспорта может составить $14 млрд. Какая доля при этом придется на «Рособоронэкспорт»? Каковы плановые показатели компании на 2016 год?

— План на этот год сопоставим с показателями последних лет. Он выполняется в соответствии с графиком. Интенсивность контрактации сохраняется на высоком уровне, есть небольшой, но стабильный рост объемов экспорта. Сложившаяся ситуация связана в первую очередь с тем, что в ряде сегментов мирового рынка вооружений произошло определенное насыщение. Например, это касается военно-транспортных вертолетов. Некоторые страны в целом завершили крупные программы по перевооружению. Также сказываются международный экономический кризис и загруженность предприятий российского оборонно-промышленного комплекса в связи с выполнением масштабной программы по перевооружению отечественной армии и флота.





— Какова доля сухопутных вооружений в общем портфеле заказов «Рособоронэкспорта»? О каком вооружении и военной технике идет речь?

— Объем портфеля заказов по технике сухопутных войск превышает $8,4 млрд. Речь идет о большом количестве различных образцов. Это бронетанковая техника, артиллерия и ракетные системы, оружие ближнего боя, инженерные средства, боеприпасы, средства связи и радиоэлектронной борьбы, тренажеры и так далее.

— Какие средства антитеррора будут представлены в Париже?

— Мы обязательно представим в Париже наш новый проект «Комплексные системы безопасности», который объединяет в себе все необходимые технические средства, вооружение и технику для борьбы с терроризмом и преступностью. Благодаря этому проекту мы планируем активизировать военно-техническое сотрудничество с зарубежными правоохранительными органами и специальными службами. Во многих странах бюджет, выделяемый на эти структуры, сопоставим с расходами на вооруженные силы. В проекте «Комплексные системы безопасности» соединены все возможные решения для борьбы с терроризмом, которые предлагают российские предприятия. В зависимости от потребностей заказчик может выбрать те или иные компоненты, будь то городская система мониторинга или вооружение для спецподразделений.

— Растет ли их доля средств антитеррора в общем объеме экспорта?

— Если говорить исключительно о вооружении и технике для оснащения спецподразделений, то их доля в общем объеме экспорта незначительная в связи с тем, что объемы закупок такой продукции небольшие. Иногда речь идет о штучных образцах. Но, несмотря на это, мы придаем очень важное значение продвижению этой продукции. Она востребована и пользуется устойчивым спросом.

— Будет ли «Рособоронэкспорт» представлять на выставке в Париже средства ПВО? Какую долю они занимают в общем российском оружейном экспорте? Растет ли спрос на российские средства ПВО?

— Портфель заказов на российские средства ПВО превышает $9,5 млрд. Россия является лидером в этом сегменте, поэтому спрос сохраняется на очень высоком уровне. В Париже мы, безусловно, будем представлять различные комплексы, в том числе зенитные комплексы «Бук-М2Э», «Тор-М2Э», «Панцирь-С1», «Игла-С». Спрос на российские средства ПВО стабилен, помимо перечисленных комплексов я бы также отметил зенитные ракетные системы С-400 и «Антей-2500», новый переносной зенитный ракетный комплекс «Верба», радиолокационные станции «Каста», «Гармонь», «Небо», «Противник», «Истра».

— В какие страны могут быть поставлены зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С»? Отказалась ли Бразилия от их покупки?

— В первую очередь это страны Ближнего Востока и Северной Африки, государства Азиатско-Тихоокеанского региона, Латинской Америки и Африки южнее Сахары. Что касается вопроса поставки в Бразилию комплексов «Панцирь-С1», то наши партнеры не отказались от их приобретения. Переговоры продолжаются.

— Будет ли представлено в Париже российское стрелковое оружие? Какие фирмы его представляют? Каковы конкурентные преимущества у нашего оружия ближнего боя? Есть ли экспортный потенциал у автомата нового поколения АК-12?

— Стрелковое оружие на выставке будет представлено на стенде «Рособоронэкспорта» и концерна «Калашников». Оптические прицелы покажет «Швабе». Российское стрелковое оружие хорошо известно в мире своей эффективностью и качеством изготовления. Это в полной мере относится и к новому автомату АК-12, который имеет большой экспортный потенциал. В нем самые современные технологии сочетаются с легендарной надежностью. Пока автомат проходит испытания. Когда будет оформлено соответствующее разрешение на экспорт — будем продвигать на международный рынок. Интерес к нему очень большой.

— Рассматриваются ли проекты по лицензионному производству нашего стрелкового оружия за рубежом? Где могут появиться такие предприятия?

— По лицензионному производству в первую очередь речь идет об автоматах Калашникова «сотой» серии. В частности, обсуждается проект по созданию совместного предприятия в Индии. По данной теме переговоры ведутся и с другими странами, однако я бы пока воздержался от дополнительных комментариев.

— Есть ли спрос в мире на российскую бронетехнику? Какие боевые машины пользуются спросом?

— Сохраняется устойчивый спрос на танки Т-90С, боевые машины пехоты БМП-3, бронетранспортеры семейства «БТР-80», бронеавтомобили «Тигр», автомобили «КамАЗ» и «Урал». Наши партнеры также проявляют интерес к танкам Т-90МС, новым высокозащищенным автомобилям «Тайфун-К» и «Тайфун-У». Учитывая большое количество на вооружении многих стран ранее поставленной бронетехники российского и советского производства, важным направлением нашей работы является продвижение комплексных программ ее ремонта и модернизации. В основном это относится к боевым машинам пехоты БМП-2, а также танкам Т-72, которые по-прежнему составляют костяк сухопутных сил многих стран.

— Когда на экспорт могут быть поставлены первые бронемашины на базе универсальной платформы «Армата»?

— Пока рано говорить об экспортных перспективах танка «Армата», тем более что сначала необходимо удовлетворить спрос самого главного заказчика — Министерства обороны России.

Источник