Импортозамещение в России: ракеты строить не сыр варить


Ракета Р-73 класса «воздух-воздух»
Источник: ТАСС

В последнее время новостные ленты российских СМИ все чаще пестрят сообщениями о небывалом прорыве в импортозамещении. Успехи действительно есть, например, в сельском хозяйстве и животноводстве. Однако, как отмечает ряд экспертов, заменить отечественными аналогами удалось лишь незначительную часть импорта – в основном это касается товаров и услуг, производство которых не требует серьезных денежных вливаний и высокой квалификации сотрудников. А вот, что касается высокотехнологичных отраслей, машиностроения и особенно ракетостроения – достигнуть высоких результатов пока так и не удалось. Особенно это касается военно-промышленного комплекса.

Поэтому в период обострения геополитической обстановки как в регионе, так и мире в оборонной сфере мы остаемся зависимы от стран НАТО, ЕС и что самое удивительное (!), от Украины.

Причем самой уязвимой областью, с точки зрения замещения, стала ракетная техника, российский флот и авиация, которые по-прежнему зависят от украинских комплектующих.

Несмотря на прекращение военно-технического сотрудничества, мы продолжаем закупать у официального Киева малогабаритные турбореактивные двигатели для противокорабельных ракет Х-35Э и тепловые головки самонаведения для ракет ближнего боя Р-73Э, используемые фронтовой авиацией. Над первой уже несколько лет безрезультатно работает НПО «Сатурн». Что же касается ракет Р-73Э, то им на замену решено создать новую ракету ближнего боя, разработкой которой занимается КБ «Вымпел». Ее испытания, в лучшем случае, пройдут в ближайшие года три, а еще через год она может быть принята на вооружение. Поэтому ждать ракет собственного производства стоит не раньше чем через четыре года.

Еще одним печальным событием в реализации программы тотального импортозамещения стал срыв гособоронзаказа от концерна ВКО «Алмаз-Антей» по проекту зенитно-ракетного комплекса морского базирования «Полимент-Редут». По словам начальника Главного управления вооружения генерал-лейтенанта Анатолия Гуляева, концерн не может довести разработку до заявленных технических характеристик, «ракеты валятся на третьей секунде».

Не лучше у нас обстоят дела и с другими комплектующими, поставляющимися в Россию из Украины. Критическое значение для отечественного ВПК имеют двигатели для средних и тяжелых вертолетов Камова и Миля, а также газотурбинные установки, которыми оснащаются все новейшие фрегаты и большие десантные корабли, «строящиеся» в настоящее время на верфях. Но если производство силовых установок для винтокрылых машин, пусть и мелкосерийное, уже развернули в Санкт-Петербурге на заводе им.Климова, то собственные газотурбинные морские двигатели нам еще только предстоит создать.

Но все-таки главная «беда» российской оборонки заключается в отсутствии собственной элементно-компонентной базы (ЭКБ), которая лежит в основе любой современной сложной военной техники. Раньше электроника закупалась в странах ЕС и НАТО, но с введением Западом санкций на поставку в Россию ЭКБ категорий «military» (для использования в военных системах) и «space» (радиационно стойкие комплектующие) наш ОПК оказался в очень сложном положении. Удивительно, но вместо того, чтобы вложить средства в организацию производства на территории России, мы вынуждены втридорога закупать аналоги необходимых элементов в Китае. Это, в свою очередь, ведет к удорожанию конечного продукта оборонной промышленности и потери конкурентоспособности на внешнем рынке.

На сегодняшний день политика «абсолютного и бездумного» импортозамещения уже привела к отказу Вьетнама от покупки российских систем ПВО Панцирь-С1 в пользу более дешевого израильского комплекса «SPYDER». В последующем такой подход в замене импорта отечественными аналогами может стать причиной снижения экспорта вооружения, который, к слову, является второй по доходности статьей в бюджете государства.

Да что там Вьетнам – сам факт того, что премьер-министр РФ Дмитрий Медведев снял запрет на иностранные госзакупки для силовых ведомств, свидетельствует, если не о полном, то частичном уж точно, провале программы импортозамещения. Согласно принятому постановлению, теперь ведомства смогут вновь закупать зарубежные товары, даже если их аналоги производятся в России. А ведь именно за счет госзакупок на плаву держатся большинство предприятий ВПК. Выходит, что отечественные производители вновь останутся не у дел.

Совершенно очевидно, что программа тотального импортозамещения в российском ВПК, принятая нашим руководством, далека от реального положения дел в оборонке и не направлена на замещение чувствительных для военно-промышленного комплекса компонентов, а скорее усугубляет и без того тяжелый экономический кризис.

Яркий пример – замена минских шасси отечественными аналогами. Процесс крайне невыгодный обеим сторонам, как с технической, так и экономической точки зрения. Да и в чем смысл нашей независимости от белорусского МЗКТ, оборонного предприятия нашего ближайшего союзника, когда мы по-прежнему продолжаем сидеть на оборонной игле Украины, Запада и стран НАТО, с которыми якобы не дружим!

Но нет, наша оборонка даже после провальной попытки КАМАЗа создать альтернативу многоосным шасси МЗКТ, на которую, между прочим, ушло 9 лет и миллиарды рублей, не останавливается на достигнутом и вместо несостоявшегося проекта «Платформа О» собирается раскошелиться на новый проект «Компрессор», которым готов заняться все тот же КАМАЗ.

Минские шасси грузоподъемности менее 40 тонн, на которых базируются оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», реактивные системы залпового огня «Смерч» и «Торнадо», зенитные ракетные системы С-300 и С-400 планируется заменить колесными шасси Брянского автомобильного завода. Такая замена, собственно говоря, выходит в разы дороже, чем купить весь «Минский завод колесных тягочей» на любых условиях у тех же белорусов.

А ведь Лукашенко предлагал за три млрд долларов купить МЗКТ, но нет, нам даром надо. Вот только теперь это «даром» обходится в 9 млрд рублей (это только на модернизации БАЗа), не говоря уже об оплате долгов предприятия и стоимости организации всей линии производства. Арифметика оборонщиков проста – лишь бы не достался Белоруссии кусок нашего пирога.

Складывается впечатление, что импортозамещение, особенно в ВПК, больше походит на распиловку оборонного бюджета, чем на замещение отечественными аналагами критически важных компонентов вооружения, необходимых для обороноспособности всей России.

В общем, можно смело заявить, что наш ВПК как с технической, так и с экономической точки зрения импортозамещение похоже провалил.

Источник