Генерал Бен Ходжес: «Мы держим свое слово» (Gazeta Wyborcza, Польша)


Генерал-лейтенант Фредерик Бен Ходжес в Кандагаре, Афганистан. 2010
Источник: AFP 2016 / Ed Jones

Интервью с командующим вооруженными силами США в Европе Беном Ходжесом

Павел Вроньский: Господин генерал, вы заявляли, что зимой в Польше, в Ожише, появится примерно тысяча военных в рамках батальонной боевой группы НАТО, а также начнется размещение бронетанковой бригады. Между тем россияне объявили, что они в ответ разместят у границы две собственные бронетанковые дивизии. Таким образом их силы будут во много раз превосходить силы НАТО. Способен ли Альянс защитить восточный фланг от удара конвенциональных сил?

Генерал Бен Ходжес (Ben Hodges):[/b] Безусловно. Я убежден, что Альянс сейчас может защитить всех своих членов. Подразделения, которые в ближайшее время появятся на территории Польши и стран Балтии, — это очень серьезная сила. Давайте посчитаем: четыре батальона НАТО, в том числе американский в Ожише, который будет готов к апрелю, и еще очень хорошая американская бригада. В нее входят 4 100 военных и 450 единиц техники, в том числе — 87 танков Abrams, транспортеры Bradle, самоходные гаубицы Paladin калибра 155 мм. Зимой она будет переведена в Польшу. Стоит помнить также о силах быстрого реагирования НАТО, которые готовы придти на помощь и, что самое важное, мы не забываем о вооруженных силах стран-хозяев. Ведь у Польши готовы три свои очень хорошие дивизии.

— Вы сказали об американской бригаде. Где будут размещены эти силы?

— В январе технику загрузят на корабли и перевезут в Бремерхафен, потом ее транспортируют в Польшу и разместят в регионе Дравско — Жагань. После учений в Польше один батальон отправится на север — на маневры в странах Балтии, другой — на юг. Однако центром, из которого будет управляться бригада, останется Польша.

— Командование бригады разместится в Польше. Изначально речь шла о городе Цеханув.

— Это будет западный регион Польши. Скажем так: командование разместится где-то между Дравско и Жаганем. Окончательное решение будет принято, когда польская сторона выберет место.

— Всего год назад в интервью для газеты Die Zeit вы говорили, что НАТО не в состоянии защитить страны Балтии.

— Хорошо, что вы задали этот вопрос, потому что мои слова неверно интерпретировали. Я говорил, что НАТО не сможет защитить страны Балтии, если не отреагирует должным образом. Это существенная разница. Такая реакция появилась: прошли учения «Анаконда-2016», варшавский саммит Альянса принял решение о размещении батальонных групп на ротационной основе. Это те изменения, о которых я говорил.

— Размещение четырех батальонов и бригады — это первый или последний шаг к укреплению безопасности восточного фланга НАТО?

— Для эффективного сдерживания противника нужно не только размещать войска, но и демонстрировать готовность к действиям. Так что нужно проводить учения, совершенствовать взаимодействие. Это лишь начало процесса.

— Меня интересует, появятся ли в будущем новые силы НАТО, будет ли создаваться военная инфраструктура.

— Пока мы занимаемся реализацией того, что было согласовано на саммите в Варшаве.

— Вы и другие натовские штабники указываете на важную роль Сувалкского перешейка — 80-километрового отрезка польско-литовской границы и единственного сухопутного пути в направлении стран Балтии. Этот район каким-то образом укрепят?

— Это, действительно, серьезная стратегическая задача, однако планов по созданию каких-то особых укреплений нет. Важнее — внимательно следить за тем, что происходит в этом регионе по другую сторону от границы и реагировать на ситуацию.

— Выступая в варшавском отделении Германского фонда Маршалла, вы говорили, что силы немедленного реагирования ехали через Европу 30 дней, а должны — пять. Вы констатировали, что беженцы оказались быстрее НАТО. Это довольно пессимистичная оценка.

— Здесь работает несколько факторов: это законодательная база (у каждого государства есть свои правила, например, по организации дорожного движения), а также технические вопросы, связанные с пропускной способностью транспортных сетей. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) говорил о необходимости создать «шенгенскую зону» для натовских сил, чтобы им было легче пересекать границы. Я считаю, что нужно чаще проводить учения, чтобы увидеть, какие факторы осложняют переброску войск через Европу. Когда мы выявим эти проблемы, нужно будет их ликвидировать.

— Большую обеспокоенность в Польше вызывают заявления кандидата на пост президента США Дональда Трампа, который говорит, что США невыгодно содержать НАТО, и поэтому европейские страны должны платить американцам за свою защиту, а также то, что он ставит под вопрос Пятую статью Вашингтонского договора о коллективной обороне.

— Вы, конечно, не ждете, что я, военный, буду давать оценку программе кого-то из кандидатов на президентский пост? Скажу так: США остаются сейчас самым лучшим гарантом безопасности в мире, самым надежным и сильным союзником. Американские силы перебрасываются в Европу, этой программе гарантировано финансирование. Все последние американские президенты были заинтересованы в сохранении этих гарантий для Польши. Я знаю, что Польшу неоднократно посещали делегации американских политиков, у вас были представители Конгресса и Сената. Все они говорили о необходимости укреплять восточный фланг НАТО, обеспечивать безопасность нашим союзникам. США выполняют свои обязательства.

— Это правда, что в Польше вы захотели посетить музей Юзефа Пилсудского?

— Да, я посетил его дом под Варшавой. Это было очень интересно, я увлекаюсь историей. Я видел в Музее польской армии картину, изображающую одну из битв 1920 года, когда несколько тысяч польских кавалеристов остановили целую советскую конармию Буденого.

Павел Вроньский (Pawe Wroski)

Источник