Через тернии в море: «Ярослав Мудрый» мог и не добраться до Средиземки


Сторожевой корабль (СКР) ВМФ РФ «Ярослав Мудрый», второй корабль проекта 11540. Источник: navsource.narod.ru

17 июня в международных водах восточного Средиземноморья российский сторожевой корабль «Ярослав Мудрый» осуществлял визуальное наблюдение за американским авианосным ударным соединением. Это достаточно рутинное, по меркам советского военно-морского флота, мероприятие для ВМФ РФ стало отнюдь не рядовым событием. Причем не только из-за неожиданно резкой реакции американской стороны, выразившейся в намеренно опасном сближении эсминца USS Gravely с российским СКР. Дело было еще и в самом факте появления «Ярослава Мудрого» летом этого года в Средиземном море. Практически до самого момента выхода СКР в дальний поход сохранялись серьезные сомнения в технической готовности «Мудрого» отправиться на боевую службу.

Нужен боеспособный флот

Напряженная международная обстановка все настойчивее диктует необходимость наращивания присутствия российских боевых кораблей вдали от своих баз. Для демонстрации флага, проецирования силы, защиты суверенитета страны нам нужен Военно-морской флот. Причем, активно действующий, а не отстаивающийся в местах постоянного базирования. Чтобы ВМФ был по-настоящему боеспособен, корабли для него необходимо не только вовремя строить, но и вовремя ремонтировать. С последним и в советские времена были серьезные проблемы. После же распада Советского Союза эти проблемы увеличились в разы.

Отечественный ВМФ вынужден сейчас прикладывать максимальные усилия для действий сразу в двух направлениях. Во-первых, обеспечивать выполнение тех целей и задач, которые на него возложены Верховным Главнокомандующим. Во-вторых, бороться за сохранение в «линии» максимально возможного количества боевых единиц. Последнее зачастую требует экстраординарных усилий. В качестве примера можно привести историю ремонта того же СКР «Ярослав Мудрый», который на минувшей неделе стал главным героем озвученного российским МО инцидента с американским эсминцем.

Критическая зависимость

В декабре 1991-го вместе с исчезновением СССР на территории РФ исчезло и производство корабельных газотурбинных установок (ГТУ). Занимавшееся в советские времена проектированием и производством таких ГТУ проектное бюро «Машпроект» и производственное объединение «Зоря» остались на Украине. 2 ноября 2001-го года «Зоря» и «Машпроект» слились в ГП НПКГ «Зоря—Машпроект» со штаб-квартирой в Николаеве.

Меж тем значительная часть боевых кораблей ВМФ РФ была оснащена именно газотурбинными установками. Возникшая в 1991-м зависимость от украинских контрагентов в вопросе производства и ремонта ГТУ к концу нулевых стала для российского флота критической. Вопрос о необходимости создания собственного предприятия соответствующего профиля неоднократно поднимался и обсуждался на самых разных уровнях в РФ. И столь же неоднократно эти инициативы к какому-либо конструктивному решению проблемы с производством/ремонтом корабельных ГТУ не приводили.

Проблемы с ГТУ всерьез привлекли внимание Министерства обороны лишь в октябре 2013 года. Причиной послужил выход из строя после почти семимесячного боевого похода форсажной ГТУ на одном из самых новых на тот момент кораблей Балтийского флота — сторожевом корабле «Неустрашимый» (проект 11540). Аварийная ГТУ была демонтирована с корабля и приготовлена к отправке на ремонт в украинский Николаев. Правда, с важной оговоркой. «Зоря-Машпроект» на сей раз обязывалось контрактом не только отремонтировать ГТУ «Неустрашимого», но и обучить аналогичным операциям специалистов из РФ. С российской стороны в число предприятий, участвовавших в работе по восстановлению технической готовности сторожевика, вошла промышленная группа «Новик». Именно специалисты «Новика» должны были проходить обучение и стажировку на украинском предприятии «Зоря-Машпроект».

«Новик»

Промышленная группа «Новик» появилась в 2008 году. Практически сразу «Новик» стал многопрофильным предприятием, способным предложить большой перечень услуг, включая сервисное обслуживание, ремонт и восстановление технической готовности не только паротурбинных энергетических установок, но также главных и вспомогательных котельных установок. Наравне с этим «Новик» занялся сервисным обслуживанием комплексов минно-торпедного вооружения в пунктах базирования кораблей и подводных лодок ВМФ.

При таком широком спектре работ «Новику» потребовались компетенции в сфере прикладной науки. Создание собственного проектно-конструкторского бюро — задача не из легких. Во времена СССР подобные коллективы формировались на протяжении десятилетий при профильных предприятиях. Но на помощь «Новику» пришел случай. Руководство завода «Киров-Энергомаш» в рамках кампании реструктуризации и оптимизации бывшего госпредприятия решило избавиться от собственного конструкторского бюро турбостроения. В результате оставшийся без работы коллектив кировского КБ практически в полном составе летом 2011 года перешел в «Новик», где и образовал одноименное проектно-конструкторское бюро (ПКБ).

Реанимация турбины

Как показали последующие события, создание этого кадрового задела оказалось критически важным. Согласованным с украинскими контрагентами планам по ремонту аварийной ГТУ СКР в Николаеве и обучению там же специалистов «Новика» помешал государственный переворот в Киеве и последующие события в Крыму и Донбассе. Военно-техническое сотрудничество РФ и Украины прекратилось. В чрезвычайных обстоятельствах российской стороне пришлось организовывать ремонт корабельных ГТУ исключительно своими силами. Вопреки бытовавшему в определенных кругах пессимизму в отношении таких работ, положительный результат был достигнут.

ПКБ «Новик» вместе с самарским ОАО «Кузнецов» на заводе, занимавшемся не корабельными, а авиационными турбинами, развернули ремонт доставленной в Самару ГТУ «Неустрашимого». Технической документации для этого ни у «Новика», ни у «Кузнецова» не имелось — ее пришлось создавать прямо по ходу ремонтных и пусконаладочных работ. Реанимировать в срок турбину «Неустрашимого» не получилось. В феврале 2015-го такая же форсажная турбина вышла из строя на другом СКР проекта 11540, «Ярославе Мудром». Командование ВМФ оперативно приняло решение о первоочередном ремонте ГТУ именно этого корабля. В Самаре приостановили работы над форсажной турбиной «Неустрашимого», дождались доставки ГТУ «Ярослава Мудрого» и взялись за нее. Все работы по ГТУ «Мудрого» были закончены четко в обозначенные заказчиком сроки.

Далось это ПКБ «Новик» непросто. Например, для экономии времени послеремонтные испытания ГТУ конструкторы и технические специалисты «Новика» провели прямо на борту СКР, что, в свою очередь, позволило «Ярославу Мудрому» уже в первый день лета 2016 года выйти на боевую службу. Так российский сторожевик оказался в нужное время в нужном месте рядом с американским атомным авианосцем USS Harry S. Truman. Что, как известно, вызвало крайнее раздражение у командования US Navy.

Украинский «подарок» и «Орланы»

В ходе ремонта ГТУ «Мудрого» сотрудниками «Новика» было сделано неожиданное открытие. Оказалось, что быстрый выход из строя ГТУ М90 двух СКР проекта 11540 имеет одну и ту же причину. Это сомнительная по качеству модернизация пары М90, проведенная в начале «нулевых» тем самым николаевским «Зоря—Машпроект». Слово — главному конструктору ПКБ «Новик» Леониду Белову: «На переднюю опору ротора компрессора высокого давления поставили демпферную втулку. Установили ее совершенно неправильно. В результате после всего 1200 часов наработки эти втулки на обоих ГТУ разрушились. Конечно, это ошибка. Не исключаю и злой умысел…».

Не всегда работа отечественных судоремонтных предприятий заканчивается столь быстрым и эффектным успехом, как это было в случае с ГТУ СКР «Ярослав Мудрый». Зачастую системные ошибки, все еще не изжитые в сфере производственной кооперации, способны надолго «замораживать» ремонт ценнейших боевых единиц. Таких, например, как тяжелые атомные ракетные крейсера проекта 1144 (шифр «Орлан).

С 1977 по 1996 год по проекту 1144 на Балтийском заводе были построены четыре таких «Орлана». Эти ударные корабли имели на вооружении практически все виды боевых и технических средств, созданных для боевых надводных кораблей. На данный момент из всей четверки 26.000-тонных боевых кораблей в строю остался лишь один — «Петр Великий». Первенец проекта 1144 ТАРК «Киров» восстановлению не подлежал. Его решено было утилизировать. Два других «Орлана», с 1999 года числившихся в отстое, находились в куда лучшем техническом состоянии, чем «Киров». Это оставляло надежду на то, что после ремонта и необходимой за давностью минувших лет модернизации, «Адмирала Лазарева» и «Адмирала Нахимова» получится вернуть в «линию». «Лазарев» встал в очередь на постановку в док, а на «Нахимове» с 2013 года начались обширные ремонтно-восстановительные и модернизационные работы. К их проведению оказались привлечены десятки предприятий российской судостроительной отрасли. «Новик» тоже не осталась в стороне, взяв на себя доработку главного турбозубчатого агрегата и других корабельных систем ТАРК.

Системная ошибка

Уже в июне 2016 года ПКБ «Новик» должно было закончить все порученные ему работы по «Нахимову», но возникли новые препятствия. Причиной стало отсутствие исходной проектно-конструкторской документации. Еще до 1991 года Министерство обороны СССР назначило держателями подлинников документации заводы-проектанты и поставщиков корабельного оборудования. Таким образом, нужный архив документов оказался в стенах бывшего государственного, а ныне частного предприятия, успевшего объявить архив своей интеллектуальной собственностью. На этом основании новые владельцы архива отказали участникам производственной кооперации в доступе к необходимой проектно-конструкторской документации.

Тяжба за архив началась в 2014 году и к началу 2016 года так и не завершилась, заведя ситуацию в тупик. Стала вырисовываться перспектива срыва Гособоронзаказа. И вновь на помощь судоремонтникам пришел счастливый случай. Обнаружилось, что с советских времен на полках ведомственных НИИ должны были остаться микрофильмированные дубликаты проектно-конструкторской документации. «Новик» сделал запрос. Полученный ответ гласил, что столь необходимые материалы в НИИ действительно имеются. Немедленно последовало обращение в Минпромторг с просьбой дать санкцию на снятие копий с нужных для ПКБ микрофильмов. Дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки…

Выводы

В ситуации когда главной преградой на пути к поддержанию и повышению боеспособности российского ВМФ становится не слабое финансирование или недостаточные производственные мощности российских судоремонтных предприятий, а отсутствие налаженной координации между всеми участниками процесса, явно требуется четкий арбитраж государства. Вообще, как показывает пример с «Нахимовым», проблематика государственно-частного партнерства требует куда более глубокой проработки, чем это было принято считать ранее.

Разумеется, описанными эпизодами работа отечественной судоремонтной отрасли отнюдь не исчерпывается. Тем более что общие тенденции развития этого сектора отечественной промышленности на фоне коллапса девяностых—начала нулевых сейчас вполне положительные: люди на судоремонтных предприятиях работают, личный состав ВМФ выводит свои корабли на боевую службу. Хочется надеяться, что с каждым годом проблем у «творческого тандема» флота и работающих в его интересах предприятий будет все меньше, а российский военно-морской флаг станет появляться в морях все чаще.

Андрей Союстов

Источник