Асимметричный укус


Макет ударного БПЛА Скат РСК МиГ
Источник: Военное обозрение

«Москитная» авиация спасет авиапром и не оставит шансов врагу

Идея специальной «москитной» авиации не нова и не оригинальна. Но именно в ее невостребованности изюминка сегодняшнего возврата к ней.

Обратимся к истории. Применение во время Отечественной войны По-2 в качестве штурмовика было мерой вынужденной. Других самолетов для выполнения ночных точечных ударов у Красной армии не было. Не нашлось специальной авиационной техники для подобных боевых действий ни у наших союзников, ни у противника. И теми, и другими также применялись адаптированные средства.

Гораздо дальше в понимании необходимости и эффективности «москитной» техники пошли флоты воюющих держав. Подводные лодки-малютки были в СССР, Англии, Италии, Германии, Японии. В составе флотов всех воюющих государств имелось значительное количество малых скоростных торпедных катеров.

Что касается боевой мини-авиации, она так и не возродилась – в общей тенденции развития ей не нашлось места.

Быстрее, выше, тяжелее

В конце сороковых и в начале пятидесятых годов самыми массовыми реактивными истребителями были американские F-94 и F -96 «Сейбр», советские МиГ-15 и МиГ-17, английские «Метеор» и «Хантер», французский «Мистер». Взлетный вес этих самолетов находился в пределах пяти – семи тонн. Следующая генерация истребителей, уже способных превысить скорость звука, – МиГ-19, F-100 «Супер Сейбр», «Супер Мистер» потяжелели в полтора (советский и французский) и даже в два раза (американский). Третье поколение реактивных истребителей лишь подтвердило тенденцию: «Фантом-2» превысил весовую отметку в 20 тонн.

Вставшее на крыло в конце 70-х – начале 80-х четвертое поколение так называемых тяжелых истребителей, к которым относятся наш Су-27, американский Ф-15, европейский «Торнадо», французский «Мираж 2000», уже приблизилось к 30-тонной отметке, а МиГ-25 и МиГ-31 даже превысили 35-тонный рубеж.

Сегодня, судя по взлетному весу единственного самолета пятого поколения – американского F -22 и западноевропейских истребителей поколения «4+», тенденция наращивания весовых характеристик достигла логического предела. Можно сказать, что даже пошла вспять. Повышаются исключительно качественные показатели боевых самолетов. На убыль пошла и скоростная составляющая. Сегодня вполне достаточно иметь скорости в пределах двух тысяч километров в час против 2,5–3 Махов у машин третьего и четвертого поколений.

Неизбежным следствием подобной логики развития, ведущей к специализации и качественному совершенствованию самолетов каждой новой генерации, должна была стать тенденция к многократному увеличению стоимости каждого произведенного самолета и уменьшению их количества при серийном производстве. Если МиГ-15 и Ф-96 «Сейбр» производились тысячами (МиГ-15 и его модификаций изготовлено 15 тысяч единиц), то в 80-х для такой мощнейшей авиационной державы, как США, серийность их основного тяжелого истребителя Ф-15 не превысила шестисот машин за десятилетний с лишним цикл производства. То есть годовой темп выпуска не превышал сорока машин. Со своим новейшим Ф-22, стоимость которого превзошла всякие разумные пределы, американцы смогли финансово выдержать темп на уровне 15–20 самолетов в год, что привело к сокращению общего количества в серии до 185 единиц. Затем производство было остановлено на уровне 145 машин при стоимости каждой 300 с лишним миллионов долларов.

Советское – значит старое

Производившая в советские времена, в 70-е и 80-е годы в три-четыре раза больше боевых самолетов, чем США, нынешняя российская авиапромышленность в лихие 90-е выживала за счет экспорта. Сегодня мы бурно радуемся годовому выпуску для своих ВВС-ВКС 60–70 самолетов всех размеренностей и классов, включая военно-транспортные. Проедая наследство советского авиапрома, российские ВКС и промышленность способны кое-как, в режиме выживания поддерживать в боеготовности парк истребительно-штурмовой и авиации ПВО, численно не превышающий тысячу единиц. Имеется в виду морально устаревающий и крайне медленно модернизируемый парк самолетов Су-27. МиГ-29, Су-25, Су-24 и МиГ-31. Поступление в ВКС новой генерации Су, МиГ и УТС Як-130 несколько скрасило удручающую картину. Тем не менее техника советских времен у нас все еще преобладает. В авиации же бомбардировочной, если не считать достроенного из советского задела одного Ту-160, новых машин нет и еще долго не будет.

Гораздо больший по численности и гораздо лучше оснащенный парк тяжелых и легких истребителей-бомбардировщиков содержат США. Вместе с союзниками по НАТО они имеют перед нами как минимум четырехкратный перевес по количеству машин, не говоря уже о качественных показателях. Таковы реалии. Устраивает ли такое соотношение сил Россию и ее естественных союзников – вопрос.

Война нового типа

Подавляющее превосходство Запада в авиационных вооружениях со временем обернется превосходством абсолютным, то есть десятикратным, так как сегодняшняя рыночная российская экономика не в состоянии обеспечить авиационный паритет при стоимости легкого истребителя почти 30 миллионов долларов, а тяжелого – сорок и более. К тому же даже при глубокой модернизации всего нынешнего парка боевой авиации ее ресурс будет полностью исчерпан через семь – десять лет.

Еще один довод. XXI век, как и вся история человечества, не избежит крупномасштабных войн. Это будут войны нового типа, скорее всего на истощение без вторжения сухопутных сил на территорию противника (во избежание перевода конфликта в ракетно-ядерный). В этом случае даже при нынешнем уровне развития сил ПВО всего находящегося в наличии парка боевой авиации едва хватит на месяц боевых действий. Удары по аэродромам базирования боевой авиации, а они являются важнейшими целями, могут привести к полному уничтожению ВВС противоборствующей агрессии стороны еще быстрее. Наглядный пример – налеты ВВС НАТО на Югославию, Ирак, Ливию. Новые не заставят себя ждать.

Отсюда вывод: сегодня для России и ее союзников по СНГ нерефлекторным, асимметричным ответом на поприще новых авиационных вооружений может стать – наряду с усилиями по развертыванию крупносерийного производства модельного ряда Су (30, 34 и 35) и МиГ (35, КУБ) и началу выпуска Т-50 – срочное осмысление идеологии применения «москитной» авиации и разработки соответствующей боевой машины.

Москиты – тучами

Основными признаками самолетов «москитной» авиации должны быть следующие качества и особенности:

1. Стоимость самого тяжелого самолета при серии не менее трех-четырех тысяч не должна превышать полутора-двух миллионов долларов за штуку. Только тогда можно обеспечить массовое производство и применение «москитной» авиации, а также достаточный запас самих машин.

2. Непременное базирование на грунтовые полосы и прямолинейные участки шоссейных дорог, возможность быстрого сосредоточения и рассредоточения. Присутствие этих машин на обычных аэродромах с бетонным покрытием скорее исключение, вызванное необходимостью ремонта и техобслуживания, чем правило.

3. По взлетному весу самолеты предлагаемого типа можно условно разделить на три категории. Машины легкого класса – до 1,5 тонны, среднего – до трех тонн и тяжелые – до пяти тонн.

4. Взлетно-посадочная скорость машин двух первых категорий не должна превышать 115–120, а тяжелой – 135 километров в час. Это порог, за которым исключаются безопасные взлет и посадка с грунтового покрытия. Отсюда высокое аэродинамическое качество планера самолета и другие его конструктивные особенности.

5. Принципиально новая технология изготовления планера и его обязательная радиолокационная малозаметность, обеспечиваемая простыми и относительно дешевыми средствами. Отсюда необходимость использования композитных материалов.

6. Боевая нагрузка самолета легкого класса – до 300 килограммов, среднего – до тонны и тяжелого – до 1,5 тонны.

7. Взлетно-посадочная дистанция в пределах 300–400 метров. Для каждой из трех весовых категорий в проект закладывается функциональная возможность экстренного взлета с платформы с применением пороховых ускорителей или рамочного ускорителя, обеспечивающего вертикальный взлет с переходом в горизонтальный полет. Также предусматривается возможность посадки на ограниченную полосу с применением мобильных аэрофинишеров.

8. Оптимальными скоростными показателями для каждой из трех категорий являются: 550 километров в час для легкого типа (двигатель турбовинтовой или турбореактивный), 650 километров в час для среднего и 900–1000 километров в час для тяжелого. Прообразом «москитных» боевых самолетов вполне могут стать американские аппараты БД-5, которые имеют выдающиеся скоростные характеристики и комплектуются поршневыми, турбовинтовыми и реактивными двигателями.

9. Конструкция тяжелого «москита» должна позволить внутрифюзеляжное размещение ракет класса «Вихрь» с новой облегченной системой управления, НУРС, двух пушек калибра 23 миллиметра, ракет «воздух-воздух» ближнего боя и бомб калибра до 250 килограммов, то есть тот набор вооружений, который позволит ему стать самолетом быстрого реагирования, работающим как на поле боя, так и в глубине территории противника с возможностью нанесения неожиданных и скрытных ударов в духе авиационного спецназа.

Представляется, что именно «москитная» авиатехника должна быть создана в ближайшем будущем и стать дешевым, но эффективным звеном могущества ВКС РФ. В главном предназначении «москит» – солдат авиационного спецназа мобильного базирования и быстрого реагирования, имеющий минимальное подлетное время. Подобных машин пока не имеет ни одна авиационная держава, хотя идея витает в воздухе.

Может возникнуть законный вопрос: нельзя ли применить для тех же целей и задач уже существующие, испытанные и очень качественные самолеты, такие как МиГ-АТ и Як-130? Что касается последнего, то он как раз перерос из УТС в легкий штурмовик и адаптирован к боевой работе.

Можно предположить, что такая трансформация Як-130 произошла вынужденно, по нашей бедности и с целью не потерять очень хороший самолет. Штурмовик Як-130 не соответствует идеологии «москитной» авиации. Ахиллесова пята этой замечательной машины – дороговизна (стоимость доходит до 20 миллионов долларов при серии 200 машин), традиционная дюралевая технология изготовления планера, избыточный взлетный вес, доходящий до восьми с лишним тонн, невозможность внутрифюзеляжного размещения вооружения, тип базирования, предполагающий эксплуатацию с бетонных взлетных полос стационарных аэродромов. Грунтовое базирование данному типу машин противопоказано в силу непредусмотренного для такого применения положения воздухозаборников. Они хороши для аэродинамики самолета, но не экранированы и не защищают двигатели от неизбежного попадания в них посторонних предметов, которые при взлете с грунта могут вылететь из-под передней стойки шасси.

Слово за конструкторами

Таким образом, идеология «москитной» авиации предполагает создание специализированного боевого самолета, обладающего уникальными, подчас трудносоединимыми в одной машине качествами. Тем не менее симбиоз обязателен. Уровень авиационной науки и современные технологии дают основание считать задачу создания нового класса боевых самолетов вполне посильной. Ускорить ее решение можно сочетанием новых конструкционных средств и дизайнерских приемов с использованием серийной, проверенной временем агрегатной базы и узлов таких машин, как МиГ-АТ, Як-130 и другие.

«Москитная» авиация может проложить дорогу к созданию собственного самолетостроения для тех стран СНГ, которые ранее не имели подобных предприятий, но обладают общей высокой культурой производства. Это Казахстан, Белоруссия, отчасти Армения.

В заключение стоит напомнить печальную для нас историю развития беспилотной авиации. В 70–80-е, опережая всех и будучи лидерами в данной нише, сегодня мы докатились до положения аутсайдера и покупателя зарубежных БЛА.

Очень бы не хотелось, чтобы история с нашей беспилотной авиацией повторилась уже с боевой «москитной».

Александр Сардури

Опубликовано в газете «Военно-промышленный курьер» в выпуске № 27 (642) за 20 июля 2016 года

Источник